Адвокатская палата Оренбургской области

Информация

Поиск по сайту

Новости Федеральной палаты адвокатов

О Б О Б Щ Е Н И Е судебной практики избрания районными (городскими) судами меры пресечения в виде заключения под стражу и её продлении

О Б О Б Щ Е Н И Е

судебной практики избрания районными (городскими) судами меры пресечения в виде заключения под стражу и её продлении за период 2013 года и первого квартала 2014 года.

 

Обобщение проведено во исполнение плана работы Оренбургского областного суда на первое полугодие 2014 года и постановления президиума Оренбургского областного суда об итогах работы районных (городских) судов за 2013 год.

Цель проведения обобщения: анализ статистических сведений об избрании меры пресечения в виде заключения лиц по стражу и её продлении,  изучение практики применения судьями норм Уголовно-процессуального кодекса РФ при рассмотрении указанных ходатайств, обоснованности заявленных ходатайств, выработка правильной и единообразной правоприменительной практики при рассмотрении указанных материалов.

Право на свободу является основополагающим правом человека. Конституция Российской Федерации, общепризнанные принципы и нормы международного права и международных договоров Российской Федерации допускают возможность ограничения права на свободу лишь в той мере, в какой оно необходимо в определенных законом целях и в установленном законом порядке.

Ограничения прав и свобод могут быть оправданы публичными интересами, если такие ограничения отвечают требованиям справедливости, являются пропорциональными, соразмерными и необходимыми для целей защиты конституционно значимых ценностей. При разрешении вопросов, связанных с применением законодательства о мерах пресечения, судам исходя из презумпции невиновности следует соблюдать баланс между публичными интересами, связанными с применением мер процессуального принуждения, и важностью права на свободу личности.

С учетом этого меры пресечения, ограничивающие свободу, - заключение под стражу и домашний арест - применяются исключительно по судебному решению и только в том случае, когда применение более мягкой меры пресечения невозможно.

В уголовно-процессуальном законодательстве Российской Федерации в соответствии со статьей 9 Международного пакта о гражданских и политических правах и статьей 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод предусмотрено право каждого, кто лишен свободы или ограничен в ней в результате заключения под стражу или домашнего ареста, на применение в отношении его залога или иной меры пресечения.

 

Как показывает анализ статистических сведений, после 2010 года наблюдается спад количества рассмотренных ходатайство об избрании  и продлении меры пресечения в виде заключения под стражу:

 

Рассмотрение ходатайств по вопросам меры пресечения

2008

2009

2010

2011

2012

2013

Избрание заключения под стражу

3863

3430

623

2062

1804

2070

Продление срока содержания под стражей

4082

3542

1472

2005

2419

2808

 

В то же время, начиная с 2008 года наблюдается ежегодный рост процентного увеличения количества удовлетворяемых ходатайств органов предварительного следствия об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и её продлении:

 

Рассмотрение ходатайств по вопросам меры пресечения

2008

2009

2010

2011

2012

2013

Удовлетворено ходатайств о заключении под стражу

3460

 

89,56%

3121

 

90,99%

592

 

95,02%

1893

 

91,80%

1996

 

94,01%

1954

 

94,39%

Удовлетворено ходатайств о продлении срока содержания под стражей

4037

 

98,89%

3499

 

98,79%

1453

 

98,70%

1967

 

98,10%

2386

 

98,63%

2786

 

99,21%

 

В первом квартале 2014 года данная динамика практически не изменилась: из 630 рассмотренных судами ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу удовлетворено  573, то есть 91%; из 876 ходатайств о продлении срока содержания лица под стражей удовлетворено 97,19%. 

 

По категориям преступлений большинство ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу рассматривается по тяжким преступлениям.

Так, анализ данных за 2013 год и первый квартал 2014 года выглядит следующим образом:

  

Категория преступления

Особо тяжкие

Тяжкие

Средней тяжести

Небольшой тяжести

Удовлетворено ходатайств о заключении под стражу в 2013 г.

481

 

24,6%

790

 

40,42%

504

 

25,79%

179

 

9%

Удовлетворено ходатайств о продлении срока содержания под стражей в 2013 г.

1500

 

53,8%

837

 

30,4%

307

 

11%

142

 

5%

 

Категория преступления

Особо тяжкие

Тяжкие

Средней тяжести

Небольшой тяжести

Удовлетворено ходатайств о заключении под стражу в в I кв.2014 г.

158

 

27,5%

214

 

37,3%

153

 

26,7%

41

 

7%

Удовлетворено ходатайств о продлении срока содержания под стражей в I кв.2014 г.

4597

 

55,16%

243

 

29,20%

83

 

9,9%

34

 

4%

 

При решении вопроса о необходимости избрания меры пресечения в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления и определения ее вида при наличии оснований, предусмотренных статьей 97 УПК РФ, в соответствии со ст. 99 УПК РФ должны учитываться также тяжесть преступления, сведения о личности подозреваемого или обвиняемого, его возраст, состояние здоровья, семейное положение, род занятий и другие обстоятельства.

            В соответствии со ст.100 УПК РФ любая мера пресечения в отношении подозреваемого может быть избрана  только в исключительных случаях. Поэтому в постановлении суда должно быть указано, почему данный случай является исключительным.

Анализ  материалов показал, что органами предварительного следствия при возбуждении  судом ходатайств  об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу  приводятся следующие основания характеризующие личность: 

            -  ранее судим, судимость не погашена и не снята в установленном порядке, либо юридически не судим;

            - совершил преступление в период не отбытого наказания по ранее совершенному преступлению;

            - не имеет постоянного места жительства и работы;

а также основания, предусмотренные ст.97 УПК РФ:

            - может скрыться от органов дознания, предварительного следствия или суда;

            - может продолжить заниматься преступной деятельностью

            -может угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу (в ходатайствах указывается: оказать физическое и психическое воздействие на свидетелей, потерпевших)

К ходатайству об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу прикладываются копии постановлений о возбуждении уголовного дела, привлечении лица в качестве обвиняемого, копии протоколов задержания, допросов подозреваемого, а так же имеющиеся в деле доказательства, подтверждающие наличие обстоятельств, свидетельствующих о необходимости избрания лицу меры пресечения в виде заключения под стражу (сведения о личности, справки   о судимости, данные о возможности скрыться, об угрозах в адрес потерпевших, свидетелей).

 

В практике районных судов встречаются случаи, когда прокурор, выступая в судебном заседании по данным ходатайствам, оценивает доводы следствия несостоятельными.

Так, в ходе рассмотрения  Абдулинским районным судом постановления о возбуждении перед судом ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении Ч.., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч.3 ст. 286 УК РФ, прокурор с ходатайством не согласился, указав, что обвиняемый имеет на иждивении двух малолетних детей, характеризуется положительно, не судим, обоснованных доводов того, что обвиняемый может оказать давление на потерпевшего и свидетелей суду не представлено, в связи с чем, просил суд избрать в отношении обвиняемого меру пресечения в виде домашнего ареста. С учетом мнения прокурора, обвиняемого и его защитника, суд избрал меру пресечения в виде домашнего ареста.

В то же время в практике суда выявлены случаи, когда следователь в судебном заседании заявленное ходатайство об избрании в отношении обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу не  поддержал.

Так, следователь, отказавшись от заявленного ходатайства, просил избрать в отношении обвиняемого Р.  меру пресечения в виде домашнего ареста, поскольку после направления данного ходатайства в суд, было проведено обследование обвиняемого, которое показало, что по состоянию здоровья он не может содержаться в условиях следственного изолятора. Постановлением суда обвиняемому избрана мера пресечения в виде домашнего ареста.

В каждом случае судом проверялись доводы следствия о необходимости избрания меры пресечения в виде заключения под стражей. В случаях неподтверждения объективными доказательствами оснований для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу, в удовлетворении ходатайств отказывалось.

Так, в результате рассмотрения Абдулинским районным судом ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу Р. , обвиняемому по ч. 2 ст. 228 УК РФ, суд пришел к выводу об отсутствии достаточных данных, дающих основание полагать, что Р., находясь на свободе, может продолжить заниматься преступной деятельностью, скрыться от органов следствия и суда, в том числе оказать давление на свидетелей, которыми в большинстве своем являются сотрудники полиции. Кроме того, Р. характеризуется исключительно положительно, имеет постоянное место жительства и регистрации на территории РФ, состоит в браке, имеет на иждивении малолетнего ребенка. Каких-либо сведений, достоверно подтверждающих причастность Р. к совершению иных преступлений, не имеется.

По другому примеру по делу в отношении Б., Центральный районный суд пришел к выводу о необоснованности доводов следователя Б., в части того, что Б., находясь на свободе, может скрыться от органов предварительного расследования и суда либо продолжить заниматься преступной деятельностью, поскольку они основаны на его предположениях и не подтверждаются представленными суду материалами. 

 

Согласно  разъяснениям, данным в п. 2 Постановления  Пленума Верховного Суда РФ № 41 от 19.12.2013 «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога» (далее постановления)  избрание в качестве меры пресечения заключения под стражу допускается только после проверки судом обоснованности подозрения в причастности лица к совершенному преступлению. Обоснованное подозрение предполагает наличие достаточных данных о том, что лицо могло совершить преступление (лицо застигнуто при совершении преступления или непосредственно после его совершения; потерпевший или очевидцы указали на данное лицо как на совершившее преступление; на данном лице или его одежде, при нем или в его жилище обнаружены явные следы преступления и т.п.).

Как показало изучение, рассматривая вопрос об избрании лицу меры пресечения в виде заключения под стражу, суды не во все случаях в постановлении приводят суждения в части обоснованности подозрения в причастности лица к совершенному преступлению. Так, принимая решение об избрании Б. Оренбургским районным судом меры пресечения в виде заключения под стражу суд фактически указал всего два абзаца:  «в судебном заседании установлено и объективно подтверждается, представленными суду материалами то, что Б. ранее судим за совершение преступления, против собственности, однако, освободившись из мест лишения свободы, должных выводов для себя не сделал и в настоящее время вновь подозревается в совершении аналогичного преступления, при этом характеризуется крайне отрицательно, не работает, по месту жительства регистрации не имеет, что дает суду достаточно оснований полагать, что Б. находясь на свободе, может продолжить заниматься преступной деятельностью либо скрыться от органов следствия и суда, чем воспрепятствует производству по делу. Каких-либо медицинских противопоказаний для нахождения его в условиях следственного изолятора не имеется. Учитывая изложенные обстоятельства, принимая во внимание положения ст. 99 УПК РФ, избрание в отношении Б. иной меры пресечения, чем заключение под стражей, невозможно.

Постановлением Промышленного районного суда М. избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. Как указал суд в постановлении: «М. подозревается в совершении  преступления средней тяжести. Его причастность подтверждена представленными дознавателем материалами дела - заявлением потерпевшего, протоколами допроса потерпевшего и свидетелей, подозреваемого, явкой с повинной, протоколом осмотра места происшествия, свою причастность к преступлению не отрицает и сам М.».

 

Согласно требованиям п. 29 Постановления в итоговом решении о рассмотрении ходатайства в порядке статьи 108 УПК РФ суду следует дать оценку:

- обоснованности подозрения в совершении лицом преступления, а также наличию оснований и соблюдению порядка задержания подозреваемого (статьи 91 и 92 УПК РФ);

- наличию предусмотренных статьей 100 УПК РФ оснований для избрания меры пресечения до предъявления обвинения и соблюдению порядка ее применения;

- законности и обоснованности уведомления лица о подозрении в совершении преступления в порядке, установленном статьей 223.1 УПК РФ;

- соблюдению порядка привлечения лица в качестве обвиняемого и предъявления ему обвинения, регламентированного главой 23 УПК РФ.

К примеру, удовлетворяя ходатайство следователя ОЗ и ИА группы СУ УМВД России по г. Оренбургу об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении Г. Дзержинским районным судом г. Оренбурга в постановлении указано, что основанием для задержания Г. явилось тот факт, что он был застигнут при совершении преступления. Нарушений уголовно-процессуального закона при его задержании не допущено.

Тем не менее, как показал анализ - в итоговых решениях выводов по каждому из указанных в п. 29 Постановления требований не приводится.

 

Согласно п. 24 Постановления судья вправе рассматривать только такие ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и о продлении срока содержания обвиняемого под стражей, которые возбуждены, внесены с согласия должностных лиц, указанных в части 3 статьи 108 и частях 2, 3 и 7 статьи 109 УПК РФ.

К примеру, согласно постановлению Промышленного районного суда об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении А. суд указал, что ходатайство возбуждено старшим следователем отдела по расследованию преступлений на территории Промышленного района в производстве которого находиться уголовное дело, с согласия надлежащего лица – начальника отдела по расследованию преступлений на территории Промышленного района СУ УМВД и соответствует требованиям ч.3 ст. 108 УК РФ.

В то же время, не во всех случаях судами в окончательных решениях приводятся суждения в части внесения ходатайств с согласия надлежащего должностного лица.

 

Статьей 108 УПК РФ устанавливаются исключительные случаи, когда мера пресечения может быть избрана в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до трех лет.

В 2013 году и первом квартале 2014 года имелись случаи удовлетворения ходатайств при наличии исключительных обстоятельств. Так, ходатайство  дознавателя о продлении срока содержания под стражей в отношении М., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 228 УК РФ, Промышленным районным судом удовлетворено. Следователь в  обоснование  своего ходатайства сослался  на то, что срок содержания под стражей обвиняемого М. истекает. До окончания срока  направить уголовное дело в суд не представляется возможным в связи с необходимостью выполнения ряда следственных действий. По делу необходимо составить обвинительный акт, предъявить новое обвинение М., выполнить требования ст. 217 УПК РФ. Дознаватель  полагает, что, согласно ч. 1 ст. 226 и ч. 3 ст. 227 УПК РФ, уголовное дело с обвинительным заключением должно быть направлено прокурору не позднее 16 суток до окончания срока содержания обвиняемого под стражей. Основания для изменения меры пресечения в виде заключения под стражу на более мягкую отсутствуют: М совершил преступление против здоровья населения и общественной нравственности, за которое уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до 3 лет. М. может продолжить заниматься преступной деятельностью, так как имеет непогашенную судимость за совершение умышленного преступления. Он может вновь скрыться от органов дознания и суда, так как официального места работы и постоянного источника дохода, семьи не имеет, по месту жительства характеризуется посредственно. М. может воспрепятствовать производству по уголовному делу. Суд  в постановление указал, что  обстоятельства, по которым избиралась мера пресечения не изменились, и вышеуказанное ходатайство удовлетворил.

 

Следует отметить, что в большинстве случаев отказа в удовлетворении ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, судом избирался домашний арест.

Так, при рассмотрении ходатайства в отношении Б. об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, суд избрал более мягкую меру пресечения в виде домашнего ареста.  Причинами отказа в удовлетворении ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу явилось то, что подозреваемый Б. - гражданин РФ, с постоянной регистрацией по месту жительства, женат, на иждивении двое малолетних детей, имеет постоянное место работы, положительно характеризуется по месту работы и по месту жительства, не состоит на учете у врачей психиатра и нарколога, судимости не имеет. Эти данные - определяющие при решении вопроса о виде меры пресечения. Одна тяжесть преступления, в совершении которого подозревается Б., не может являться единственным основанием для избрания в отношении него самой строго меры пресечения. Учитывая данные обстоятельства, Б. избрана мера пресечения в виде домашнего ареста.  

В одном случае судебной коллегией Оренбургского областного суда отменено постановление Дзержинского районного суда г. Оренбурга в отношении Ф., которому избрана мера пресечения в виде заключения под стражу и избран залог. Суд апелляционной инстанции указал, что при принятии решения судом первой инстанции не в полной мере были учтены положения ст. 99 УПК РФ, предписывающей учитывать при  решении вопроса о мере  пресечения сведения о личности обвиняемого, его семейное положение, род занятий и другие обстоятельства. Так  в частности суд  не в полной мере учёл такие обстоятельства, как наличие на иждивении троих малолетних детей, что ранее Ф. не судим, по месту жительства характеризуется положительно. Доказательств того, что обвиняемый может предпринять меры к оказанию давления на свидетелей с целью изменения ими  своих показаний, а также  может скрыться от органов предварительного следствия и суда, либо иным способом воспрепятствовать производству предварительного следствия в материалах дела не представлено. Согласно постановления о возбуждении уголовного дела  уголовное дело возбуждено по признакам преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30 п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ в отношении Т. и К.  Из представленного материала следует, что  свидетель не указывал именно  Ф., как  лицо, которое принуждает его давать против него показания, утверждение органов предварительного следствия об оказании давления на подозреваемого К. документально не подтверждено,  и не представлены доказательств тому и суду апелляционной инстанции. Из пояснений следователя установлено, что  в настоящее время следственные действия с участием обвиняемого  Ф. проведены, ему предъявлено обвинение, проведены очные ставки с участием других обвиняемых, которые изобличают его, в отношении указанных лиц, избрана мера пресечения в  виде подписки о не выезде. Принимая во внимание указанные обстоятельства, суд апелляционной инстанции с учётом положений ст. 110 УПК РФ изменил Ф. меру пресечения заключение  под стражей на меру пресечения в виде залога в размере пятисот тысяч рублей.

 

Необходимо отметить, что согласно п.13 Постановления, рассматривая ходатайство об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу, суд должен выяснить, приложены ли к нему копии постановлений о возбуждении уголовного дела и привлечении лица в качестве обвиняемого; копии протоколов задержания, допросов подозреваемого, обвиняемого; иные материалы, свидетельствующие о причастности лица к преступлению, а также сведения об участии в деле защитника, потерпевшего; имеющиеся в деле данные, подтверждающие необходимость избрания в отношении лица заключения под стражу (сведения о личности подозреваемого, обвиняемого, справки о судимости и т.п.) и невозможность избрания иной, более мягкой, меры пресечения. Данные требования судами соблюдаются не во всех случаях, поскольку в итоговых решениях об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу не всегда отражаются ссылки на имеющиеся в материалах дела документы, подтверждающие причастность лица к преступлению, сведения об участии в деле потерпевшего.

 

Причинами продления срока содержания под стражей послужили такие  основания, как отсутствие результатов различных экспертиз, необходимость проведения ряда следственных действий, в том числе допрос свидетелей, ознакомление обвиняемого и потерпевшего с результатами экспертиз и материалами дела, необходимостью назначения новых экспертиз, предъявление обвинения с учетом соединения уголовных дел, а также для выполнения требований ст.ст. 221, 226 УПК РФ и постановления Конституционного суда от 22 марта 2005 года № 4-П «О порядке и сроках применения в качестве меры пресечения заключения под стражу на стадиях уголовного судопроизводства, следующих за окончанием предварительного расследования и направления уголовного дела в суд».

Следует обратить внимание, что продлевая срок содержания под стражей в отдельных, но не во всех случаях в постановлении суда указывалось и учитывалось время истечения срока предварительного следствия и возможность продления или избрания срока содержания под стражей в пределах, не превышающих срок предварительного следствия по уголовному делу.

В одном случае постановление Новотроицкого городского суда в отношении К. отменено, поскольку, принимая решение об избрании обвиняемому меры пресечения в виде заключения под стражу, суд установил срок содержания под стражей, превышающий срок предварительного следствия по уголовному делу, а также допустил формулировки, устанавливающие виновность обвиняемого.

 

Согласно п. 21 Постановления при продлении срока содержания под стражей на любой стадии производства по уголовному делу судам необходимо проверять наличие на момент рассмотрения данного вопроса предусмотренных статьей 97 УПК РФ оснований, которые должны подтверждаться достоверными сведениями и доказательствами. Кроме того, суду надлежит учитывать обстоятельства, указанные в статье 99 УПК РФ, и другие обстоятельства, обосновывающие продление срока применения меры пресечения в виде заключения под стражу. При этом следует иметь в виду, что обстоятельства, на основании которых лицо было заключено под стражу, не всегда являются достаточными для продления срока содержания его под стражей.

Положительной динамикой можно считать наличие нескольких постановлений суда, которыми отказано в продлении срока содержания под стражей, по мотиву лишь тяжести совершенного преступления. Так, постановлением Промышленного районного суда в отношении З. отказано в продлении срока содержания под стражей. Суд указал в решении, что доводы следователя о том, что З. может скрыться от суда и следствия являются надуманными. При допросе в качестве подозреваемого и обвиняемого он дал признательные показания, сам явился в полицию и написал явку с повинной. Потерпевший по факту получения им травм каких-либо претензий ни к кому не имеет. При таких обстоятельствах суд пришел к выводу, что продление меры пресечения в виде заключения под стражей  в данной ситуации необоснованно, а одна тяжесть предъявленного обвинения не может являться достаточным основанием.

С другой стороны в судебной практике имели место случаи грубого нарушения требований уголовно-процессуального закона, когда суд фактически не установив  оснований для избрания меры пресечения, предусмотренных ст. 97 УПК РФ, избирал лицу заключение под стражу.  Так, в частности, в постановлении Дзержинского районного суда г. Оренбурга судом прямо указано, что «М. имеет постоянное место жительства и регистрацию на территории г. Оренбурга, трудоустроена, характеризуется с положительной стороны, в связи с чем у суда не имеется оснований полагать, что обвиняемая может скрыться от органов следствия». Суд первой инстанции также пришел к выводу о том, что наличие у обвиняемой постоянного места работы, исключительно положительные характеристики, а также тот факт, что ранее она к уголовной ответственности не привлекалась исключает наличие оснований полагать, что М. может продолжить заниматься преступной деятельностью. Фактических данных свидетельствующих о том, что М. может угрожать свидетелям, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу, следователем в обоснование заявленного ходатайства не представлено. Суд первой инстанции также не установил таковых обстоятельств. Таким образом, суд апелляционной инстанции на основании содержания обжалуемого постановления констатировал, что суд первой инстанции не установил ни одного из оснований для избрания меры пресечения, предусмотренных ст. 97 УПК РФ. Обосновывая необходимость избрания меры пресечения в виде домашнего ареста, суд первой инстанции указал, что М. обвиняется в совершении преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления, данное преступление представляет повышенную общественную опасность, имеется информация о причастности М. к иным преступлениям коррупционной направленности, кроме того в настоящее время необходимые следственные действия по сбору доказательств не осуществлены и все свидетели, являющиеся сотрудниками М., не допрошены. Суд апелляционной инстанции не согласился с такими выводами суда первой инстанции.  Указанные обстоятельства не предусмотрены уголовно-процессуальным законом в качестве оснований для избрания меры пресечения. Каких-либо данных о причастности М. к другим эпизодам преступленной деятельности следователем в судебном заседании не представлено. Из представленных материалов усматривается, что имеется рапорт заместителя начальника УМВД РФ о том, что в ходе проводимых ОРМ выявляются дополнительные эпизоды преступной деятельности М. Таким образом, выводы суд в этой части документально ничем не подтверждены. Сама по себе необходимость допроса в качестве свидетелей сотрудников М.  по работе не является основанием для заключения ее под домашний арест. При этом суд апелляционной инстанции обращает внимание, что органами предварительного следствия не ставился вопрос о временном отстранении М. от занимаемой должности в соответствии со ст. 114 УПК РФ и до настоящего времени не поставлен. С учетом изложенного, суд апелляционной инстанции считает, что принятое судом первой инстанции решение по результатам рассмотрения ходатайства следователя следственного отдела об избрании меры пресечения в отношении М. не отвечает требованиям, предусмотренным ч. 4 ст. 7 УПК РФ.  Судебная коллегия указала в определении, что обжалуемое постановление принято с существенным нарушением уголовно-процессуального закона, выводы суда, изложенные в постановлении, не подтверждаются исследованными в судебном заседании доказательствами и содержат существенные противоречия относительно оснований для отказа в избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и наличия оснований для избрания меры пресечения в виде домашнего ареста в отношении обвиняемой М.

Относительно субъектного состава лиц, которым избиралась или продлевалась мера пресечения в виде заключения под стражу необходимо отметить следующее.

 

2013 год

Избрана мера пресечения в виде заключения под стражу

Продлена мера пресечения в виде заключения  под стражу

В отношении женщин

115

 

5,8%

158

 

5,67%

В отношении несовершеннолетних

25

 

1,27%

114

 

4,09%

 

I квартал 2014 года

Избрана мера пресечения в виде заключения под стражу

Продлена мера пресечения в виде заключения  под стражу

В отношении женщин

29

 

5,06%

29

 

3,48%

В отношении несовершеннолетних.

9

 

1,57%

21

 

2,52%

Из 1954 удовлетворенных ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, 115 (5,8%) - было в отношении женщин и 25 (1,27%) – было в отношении несовершеннолетних. Примерно аналогичная динамика наблюдается при рассмотрении ходатайств о продлении срока содержания под стражей: из 2786 ходатайств о продлении срока содержания под стражей лицам 158 (5,6%) были в отношении женщин и 114 (4,09%) в отношении  несовершеннолетних.

В первом квартале 2014 года из 573 удовлетворенных ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу 29 (5,06%) были в отношении женщин и 9 (1,57%) в отношении несовершеннолетних. Из 832 удовлетворенных ходатайств о продлении срока содержания под стражей 29 (3,48%) были в отношении женщин и 21 (2,5%) были в отношении несовершеннолетних.

К примеру, ходатайство о продлении срока содержания под стражей в отношении П., обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного ст. 105 ч. 1 УК РФ судом удовлетворено. Суд учитывал, что П.  обвиняется в совершении особо тяжкого преступления, направленного против жизни человека,  отрицательно характеризуется по месту жительства, как лицо, злоупотребляющее спиртными напитками,  состоит на учете у психиатра, оставаясь на свободе, она может продолжить   заниматься преступной деятельностью и  оказать давление на свидетелей,  так как с одним из них она проживает совместно в одном доме. В то же время суд полагал, что доводы следователя о том, что П. может скрыться от следствия или суда, подтверждения не нашли.  Суду не представлены документы, свидетельствующие о том, что  П. по состоянию здоровья не может находиться под стражей. Имеющиеся в материале  документы свидетельствуют об отсутствии у П. устойчивой социальной адаптации, что не позволяет изменить меру пресечения на домашний арест или подписку о невыезде и надлежащем поведении.

В большинстве случаев в отношении женщин мера пресечения в виде заключения под стражу избиралась по тяжким преступлениям и преступлениям средней тяжести,  когда как правило они ранее были судимы или совершили преступление в период условно-досрочного освобождения.

 

Анализ судебной практики также показал, что судами исполняются требования статьи 423 УПК РФ об обязательном обсуждении при решении вопроса об избрании меры пресечения в отношении несовершеннолетнего обвиняемого возможности отдачи его под присмотр.

Так, по делу К. судом установлено, что мать К. не принимает активного участия в воспитании сына, не имеет должного влияния на подростка и не пользуется у него авторитетом. Несовершеннолетний обвиняемый допускал пропуски занятий без уважительных причин, неоднократно объявлялся в местный розыск, что дает основание полагать, что он может скрыться от органов предварительного следствия и суда. При совокупности изложенных обстоятельств, суд пришел к убеждению, что  избрать в отношении обвиняемого К. иную, более мягкую меру пресечения, чем заключение под стражу, невозможно.

Однако в судебной  практике имели место и отказы в удовлетворении ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении несовершеннолетних.

Так, следователь обратился в суд с ходатайством об избрании Б. меры пресечения в виде заключение под стражу, ибо тот был задержан по подозрению в совершении ряда умышленных преступлений средней тяжести в составе организованной группы, что как указало данное должностное лицо достоверно свидетельствовало о его склонности к продолжению преступной деятельности и возможности иным способом воспрепятствовать производству по данному делу. Суд пришел к выводу, что данное ходатайство удовлетворению не подлежит, поскольку в соответствии со ст. 108 УПК РФ заключение под стражу в отношении несовершеннолетнего подозреваемого может быть применено лишь в исключительном случае, т.е. при невозможности применения иной, более мягкой меры пресечения, а согласно ст.97,99 УПК РФ, при решении вопроса о необходимости избрания того или иного вида меры пресечения, должны учитываться не только тяжесть предъявленного обвинения, но и данные о личности подозреваемого, его возрасте и семейном положении, а также другие сведения, дающие основания полагать, что подозреваемый (обвиняемый) скроется от следствия, продолжит заниматься преступной деятельностью или будет тем или иным способом препятствовать производству по данному уголовному делу. Как следовало из материалов дела, несовершеннолетний задержанный Б., будучи ранее не судим, при этом имея постоянное место жительства и учёбы, где положительно характеризуется, подозревается лишь в совершении ряда преступлений средней тяжести, за совершение которых уголовный закон предусматривает наказание и не связанное с лишением свободы. При этом следователь не представил достоверных данных, что последний намерен скрыться, продолжить свою преступную деятельность или иным способом воспрепятствовать производству по делу, тем более что ранее. этим же следователем ему была уже избрана такая мера пресечения как «Подписка о невыезде», которая не отменена и ходатайство о её замене в суд не представлено, как и данных о нарушении им ранее избранной меры пресечения. На данное решение было подано апелляционное представление, впоследствии отозванное прокурором.  

 

Как показало изучение судебной практики при решении вопросов об избрании и продлении меры пресечения в виде заключения под стражу (продлении срока содержания под стражей) судьи руководствуются требованиями, установленными УПК РФ, рекомендациями, содержащимися в постановлениях Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и, как правило, трудностей в применении указанных норм у судей не возникает.

 

Между тем, не во всех случаях при решении вопроса об избрании и продлении меры пресечения в виде заключения под стражу судом в полном объеме были соблюдены требования закона.

Так, обвиняемому К. избрана мера пресечения в виде заключения под стражу на срок 2 месяца. Как следует из апелляционного постановления суд первой инстанции, принимая решение по ходатайству следователя, допустил формулировки, устанавливающие виновность обвиняемого, а именно указал, что К. совершил преступление в условиях опасного рецидива преступлений.  Судебная коллегия пришла к выводам, что суд первой инстанции, указывая о совершении К. преступления, вышел за пределы предоставленных ему законом полномочий, так как, не являясь органом, осуществляющим уголовное преследование, не вправе формулировать обвинение, давать юридическую оценку действиям обвиняемого и предрешать иные вопросы, которые могут явиться предметом судебного разбирательства только после окончания предварительного расследования при рассмотрении дела по существу. Кроме того, принимая решение об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, суд не вправе устанавливать срок содержания под стражей, превышающий срок предварительного следствия по уголовному делу.

По аналогичному примеру, суд в постановлении указал, что согласно 05.01.2014 г. около 19 часов 20 минут Ч., действуя умышленно, из корыстных побуждений, совместно и по предварительному сговору с Д.Б., с целью хищения чужого имущества, находясь в магазине «Изумруд» открыто похитили золотые украшения, принадлежащие потерпевшей, причинив последней материальный ущерб в размере 11000 рублей, и из кассового аппарата денежные средства в сумме 6000 рублей. Он же, , 06.01.2014г. около 21 час., действуя умышленно, из корыстных побуждений, совместно и по предварительному сговору с Д.Б.Я., с целью хищения чужого имущества незаконно проникли в помещение магазина, расположенного в г. Орске, где совершили разбойное нападение на С., и под угрозой применения предмета, похожего на пистолет, похитили принадлежащие С. золотые украшения, а также денежные средства в сумме 2650 рублей, принадлежащие К. Отменяя решение суда первой инстанции, апелляционная инстанция  Оренбургского областного суда указала, что описание фактических обстоятельств дела с приведением вышеуказанных формулировок, предрешает вопросы, которые могут стать предметом последующего судебного разбирательства.

В ходе изучения были выявлены и другие случаи указания судами подобных формулировок, где окончательные решения сторонами не обжаловались. Так, согласно постановлению Промышленного районного суда об избрании меры пресечения  в виде заключения под стражу в отношении К., судом указано: «при этом наличие у подозреваемого постоянного места жительства и малолетнего ребёнка, не предусмотрено законом в качестве безусловного основания для не избрания ему указанной меры пресечения, ибо их наличие ранее, не помешало ему совершить данное тяжкое и дерзкое преступление».

 

В то же время в апелляционной инстанции Оренбургского областного суда было изменено несколько постановлений районных (городских) судов об избрании или продлении меры пресечения в виде заключения под стражу в связи с указанием неверных формулировок. К примеру, изменено постановление Ленинского районного суда г. Оренбурга в отношении К., поскольку суд не привел мотивов принятия решения о том, что обвиняемый может оказать воздействие на потерпевших и свидетелей. Как следует из постановления, суд не указал, чем подтверждается его вывод о том, что К. может воспрепятствовать расследованию по уголовному делу. Приведенное следователем утверждение о том, что К. известны адреса свидетелей и потерпевших без достаточных данных о том, что он намерен оказать на них давление не может учитываться судом, как доказательство возможности  воздействовать на этих лиц с целью изменения показаний. При таких обстоятельствах, данный вывод суда, исключен из описательно-мотивировочной части постановления суда.

 

Согласно п. 20 Постановления при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, а также при продлении срока ее действия суду следует определять не только продолжительность периода содержания подозреваемого, обвиняемого под стражей, но и дату его окончания. Для правильного установления даты окончания срока содержания под стражей необходимо учитывать положения части 10 статьи 109 УПК РФ, в соответствии с которыми в срок содержания под стражей засчитывается время: на которое лицо было задержано в качестве подозреваемого; домашнего ареста; принудительного нахождения в медицинских организациях, оказывающих медицинскую или психиатрическую помощь в стационарных условиях, по решению суда; в течение которого лицо содержалось под стражей на территории иностранного государства по запросу об оказании правовой помощи или о выдаче его Российской Федерации в соответствии со статьей 460 УПК РФ.

В ходе изучения были выявлены случаи несоблюдения данных положений. Так, судом при избрании меры пресечения, вопреки требованиям действующего уголовно-процессуального законодательства, не указана продолжительность периода содержания под стражей обвиняемого С., а также дата его окончания. Данное обстоятельство не повлекло отмену апелляционной инстанцией постановлений Дзержинского районного и Центрального районного суда г. Оренбурга, однако потребовало необходимость внесения в итоговое решение уточнений.

 

В одном случае постановление Ленинского районного суда г. Оренбурга отменено, поскольку  принимая решение об аресте  обвиняемых  И. и Р., уголовные дела, в отношении которых органами предварительного расследования соединены в одно производство на основании ст. 153 ч. 1 УПК РФ, суд соединил в одно производство в нарушение требований УПК РФ  и ходатайства следователя об избрании в отношении каждого из обвиняемых,  меры пресечения в виде заключения под стражу.  Однако в материалах дела отсутствует процессуальное решение, хотя бы формально обосновывающее  соединение ходатайств в одно производство. Судебная коллегия в этой ситуации указала, что принятое решение нарушает требования уголовно-процессуального законодательства, не предусматривающего на стадии судебного разбирательства соединение уголовных дел и тем более ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в одно производство.   Правила соединения уголовных дел, предусмотренные ст. 153 УПК РФ не позволяют подменять требования ст. 97, 98, 99, 18, 109 УПК РФ, регулирующие заключение под стражу в качестве меры пресечения по судебному решению подозреваемого, обвиняемого, предусматривающих необходимость проведения судебного разбирательства по каждому ходатайству в соответствии с процедурой, предусмотренной ст.ст. 108, 109 УПК РФ в условиях принципа состязательности и равноправия сторон. Как видно из постановления Ленинского районного суда г. Оренбурга в нарушение требований уголовно-процессуального закона одним судебным решением по двум ходатайствам следователя избрана мера пресечения в виде заключения под стражу в отношении двух обвиняемых И. и Р. Кроме того, принимая решение об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, в отношении обвиняемых И. и Р. в его обоснование суд привел формальные доводы стороны обвинения, о том, что они могут продолжать заниматься преступной деятельностью, скрыться от органов следствия и суда, воспрепятствовать установлению истины по делу. С учетом изложенного его нельзя было признать обоснованным и мотивированным, материалы направлены на новое рассмотрение.  

 

При рассмотрении ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу районными (городскими) судами выносились частные постановления в связи с рассмотрением ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу. Так, по делу Р., обвиняемому в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст.30, п. «г» ч. 2 ст. 161  УК РФ в нарушение уголовно-процессуального закона, в представленных следователем материалах отсутствовали достаточные характеризующие данные обвиняемого Р., а также данные об иных обстоятельствах, которые должны учитываться судом при решении вопроса об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу. При этом следователем не заявлялось ходатайство о продлении срока задержания Р. для проверки указанных обстоятельств. Основаниями для процессуального реагирования судей послужили также факты волокиты, допущенные следователем при расследовании уголовного дела.

 

Часть 1.1 ст. 108 УПК РФ устанавливает запрет на применение меры пресечения в виде заключения под стражу при отсутствии обстоятельств, указанных в пунктах 1-4 ч. 1 ст. 108 УПК РФ, в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных статьями 171-174, 174.1, 176-178, 180-183, 185-185.4, 190-199 УК РФ, без каких-либо других условий, а в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных статьями 159 -159.6, 160 и 165 УК РФ, - при условии, что эти преступления совершены в сфере предпринимательской деятельности.

В 2013 году и I квартале 2014 года случаев избрания меры пресечения в виде заключения под стражу по указанным выше составам преступлений в практике судов Оренбургской области  не установлено.

 

 

Выводы:

 

Проведенным обобщением установлено, что  судьями за 2013 год и 1 квартал 2014 года при рассмотрении материалов об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу  и продлении сроков содержания под стражей  в целом правильно применялись нормы ст. 108-109 УПК РФ.

Материально - правовым основанием для заключения под стражу являлась совокупность доказательств, которые уличают подозреваемого и обвиняемого в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы на срок свыше трех лет и указывают на необходимость временной изоляции лица от общества в интересах судопроизводства, а также сведения об обоснованности подозрения или обвинения лица в причастности к преступлению.

Мотивами принятия решений об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу являлись: подозрение или обвинение лиц в совершении тяжких или особо тяжких преступлениях, средней тяжести отсутствие постоянного места жительства, наличие судимостей, отрицательно характеризующие данные о личности, которые дают основания суду полагать, что подозреваемый или обвиняемый может скрыться от органов следствия и суда, воспрепятствовать производству по делу, продолжить заниматься преступной деятельностью, небольшой тяжести в связи с исключительными обстоятельствами.

При рассмотрении ходатайства следователя или дознавателя об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу судьи  учитывали  также обстоятельства, указанные в статье 99 УПК РФ, – тяжесть преступления, сведения о личности подозреваемого или обвиняемого, его возраст, состояние здоровья, семейное положение, род занятий и другие обстоятельства (например, совершение лицом преступления в отношении членов своей семьи при совместном проживании, поведение лица после совершения преступления, в частности явку с повинной, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, заглаживание причиненного в результате преступления вреда).

Между тем в итоговых решениях в порядке статьи 108 УПК РФ судьями не всегда дается оценка обоснованности подозрения в совершении лицом преступления, а также наличию оснований и соблюдению порядка задержания подозреваемого (статьи 91 и 92 УПК РФ); наличию предусмотренных статьей 100 УПК РФ оснований для избрания меры пресечения до предъявления обвинения и соблюдению порядка ее применения; законности и обоснованности уведомления лица о подозрении в совершении преступления в порядке, установленном статьей 2231 УПК РФ; соблюдению порядка привлечения лица в качестве обвиняемого и предъявления ему обвинения, регламентированного главой 23 УПК РФ. При этом Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 19.12.2013 N 41 "О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога" закрепляет обязанность оценивать данные обстоятельства и отражать в итоговом решении.

Рассматривая вопросы об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и о продлении срока ее действия, судьи  в каждом случае обсуждали возможность применения в отношении лица иной, более мягкой, меры пресечения вне зависимости от наличия ходатайства об этом сторон, а также от стадии производства по уголовному делу.

В то же время резолютивной части постановлений (определений) не всегда указывался срок, на который продлено содержание под стражей, и дату его окончания в отношении каждого лица, сведения об участии потерпевшего, а также по значительному количеству дел приводились недопустимые формулировки. 

 

Предложения:

 

1. Обсудить результаты обобщения в судебной коллегии по уголовным делам;

2. Рекомендовать судьям районных (городских) судов при рассмотрении ходатайств о применении меры пресечения руководствоваться положениями Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2013 N 41 "О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога";

3. Председателям районных (городских) судов направить данную информацию для принятия к сведению. Обратить внимание судей на неукоснительное соблюдение требований п.п. 29, 19, 20, 22, 10,13, 17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2013 N 41 "О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога";

4.  Председателям районных (городских) судов провести семинарские занятия по неукоснительному соблюдению требований Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2013 N 41 "О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога" при рассмотрении ходатайств о применении меры пресечения (срок исполнения октябрь 2014 года);

5.  Внести в план работы Оренбургского областного суда на второе полугодие 2013 года мероприятия по проведению обобщения судебной практики по вопросу продления меры пресечения в виде заключения под стражу за третий квартал 2014 года.

 

Судебная коллегия по уголовным делам.