Адвокатская палата Оренбургской области

Информация

Поиск по сайту

Новости Федеральной палаты адвокатов

Обзор судебной практики апелляционной инстанции по гр. делам за 1 кв 2014 г.

Утверждён

на заседании президиума

Оренбургского областного суда

«_30_» ___06______ 2014 года

 

Обзор судебной практики

Оренбургского областного суда по рассмотрению гражданских дел

в апелляционном порядке за первый квартал 2014 года

 

Согласно статистическим сведениям судебной коллегией по гражданским делам Оренбургского областного суда за 1 квартал 2014 года в апелляционном порядке было рассмотрено 1640 гражданских дел, полностью или частично отменено 156 решений, по частным жалобам и представлениям отменено 111 определений. Изменено 31 решение судов первой инстанции. Четыре решения отменено с возвращением дела на новое рассмотрение, 7 решений отменено с прекращением производства по делу, 2 решения отменено с оставлением требования без рассмотрения. При этом 31 дело в отчетном периоде было рассмотрено по правилам производства в суде первой инстанции.

 

I. ВОПРОСЫ ПРИМЕНЕНИЯ МАТЕРИАЛЬНОГО ПРАВА

 

Споры, вытекающие из административно-правовых отношений,– дела по искам об оспаривании действий должностных лиц ГИБДД, возмещении материального и морального вреда, причинённого незаконным применением мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении и незаконным привлечением к административной ответственности, в случае, когда дело об административном правонарушении в отношении заявителя было прекращено по реабилитирующим основаниям.

 

По делам указанной категории в I квартале 2014 года было отменено два решения в части отказа во взыскании материального ущерба в связи с применением такой меры обеспечения производства по делу об административном правонарушении, как задержание транспортного средства, заключающееся в перемещении транспортного средства на специализированную стоянку и его хранении на спецстоянке.

Отказывая во взыскании расходов по транспортировке автомобиля на спецстоянку (штраф-стоянку) и его хранению на спецстоянке, суд первой инстанции исходил из того, что сотрудник ГИБДД при составлении протокола об административном правонарушении действовал в пределах предоставленных ему должностных полномочий, у последнего имелись основания, как для возбуждения дела об административном правонарушении (в данном случае это по статье 12.8 КоАП), так и для применения меры обеспечения в виде задержания транспортного средства. Действия сотрудника ГИБДД незаконными судом не признаны, и вина последнего в причинении истцу материального ущерба не установлена.

Судебная коллегия согласилась с выводами суда первой инстанции, как в части отсутствия оснований для признания действий сотрудников ГИБДД незаконными, так и в части отсутствия оснований для взыскания в пользу заявителя компенсации морального вреда (это оба случая, когда лицо в административном порядке не задерживалось и к административной ответственности в виде административного ареста не привлекалось).

Вместе с тем судебные решения в части отказа в возмещении расходов по транспортировке автомобиля на специализированную стоянку и его хранению были отменены с вынесением в отмененной части нового решения об удовлетворении данного требования.

При этом судебная коллегия со ссылкой на разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации, приведенные в пункте 27 Постановления от 24 марта 2005 года №5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях», статьи 15, 1069 Гражданского кодекса РФ пришла к выводу, что в результате действий должностного лица истцу был причинён материальный ущерб, поскольку последний понёс расходы на оплату услуг по транспортировке и хранению принадлежащего ему автомобиля, задержанного по делу об административном правонарушении, предусмотренном статьёй 12.8 КоАП, производство по которому было прекращено за отсутствием состава административного правонарушения.

(Определение №33-526/2014, определение №33-834/2014)

 

При разрешении дел указанной категории судам следует руководствоваться положениями пункта 12 статьи 27.13 КоАП, согласно которому в случае прекращения производства по делу об административном правонарушении по основаниям, предусмотренным пунктом 1, пунктом 2 части 1 статьи 24.5 КоАП (за исключением случая недостижения физическим лицом на момент совершения противоправных действий возраста, предусмотренного настоящим Кодексом для привлечения к административной ответственности), а также пунктом 3 и пунктом 7, расходы на перемещение и хранение транспортного средства возмещаются в порядке, установленном законодательством РФ, а транспортное средство незамедлительно возвращается его владельцу, представителю владельца или лицу, имеющему при себе документы, необходимые для управления данным транспортным средством.

На сегодняшний день порядок возмещения указанных расходов законодательно не определён, что не отменяет положения приведённой нормы закона, которая прямо предписывает, что в случае прекращения производства по делу об административном правонарушении по указанным в этой норме основаниям расходы по перемещению и хранению транспортного средства подлежат возмещению.

Таким образом, в случае прекращения производства по делу об административном правонарушении по указанным в пункте 12 статьи 27.13 КоАП основаниям расходы на перемещение и хранение транспортного средства подлежат возмещению только на основании самого факта прекращения.

 

 

Дела, вытекающие из причинения вреда в результате дорожно-транспортного происшествия

 

Размер страхового возмещения в случае полной гибели транспортного средства

 

При определении размера подлежащего выплате страхового возмещения в случае полной гибели транспортного средства одним из существенных обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела и подлежащих установлению судом, является волеизъявление потерпевшего относительно оставления у себя или передачи страховщику годных остатков.

 

Однако данное обстоятельство суды не устанавливают.

 

Так, было отменено решение суда по гражданскому делу по иску З. к ООО «Росгосстрах» и Н. о взыскании недополученной страховой выплаты в размере стоимости годных остатков (страховое возмещение за вычетом стоимости годных остатков было выплачено страховщиком в добровольном порядке до постановления судом решения).

Определением судебной коллегии решение суда было отменено с вынесением нового решения об отказе в удовлетворении данного требования.

При этом судом апелляционной инстанции было установлено, что годные остатки остались у истца, который в последующем восстановил автомобиль и продал его.

(Определение №33-1492/2014)

 

По делам указанной категории необходимо применять нормы Института абандона, сформулированные в пункте 5 статьи 10 Закона РФ от 27 ноября 1992 года №4015-I «Об организации страхового дела в Российской Федерации», а также исходить из общих положений норм статей 15, 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, в соответствии с которыми защита прав потерпевшего должна обеспечивать восстановление нарушенного права, но не приводить к его неосновательному обогащению.

В силу положений пункта 5 статьи 10 Закона РФ от 27 ноября 1992 года №4015-I «Об организации страхового дела в Российской Федерации» в случае утраты, гибели застрахованного имущества страхователь, выгодоприобретатель вправе отказаться от своих прав на него в пользу страховщика в целях получения от него страховой выплаты (страхового возмещения) в размере полной страховой суммы.

Следовательно, в случае, если годные остатки остаются у потерпевшего, страховая компания вправе уменьшить размер подлежащего выплате страхового возмещения на стоимость годных остатков, а в случае выплаты страхового возмещения в полном объёме – потребовать передачи ей годных остатков.

 

Трудовые споры: иски о восстановлении на работе и взыскании утраченного заработка

 

Вновь отменялись решения судов на основании пункта 3 части 1 статьи 330 ГПК РФ в связи с несоответствием выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела.

 

Так, решением суда первой инстанции было отказано в полном объёме в удовлетворении иска Б. к ООО «Нефтехиммаш Оборудование» об установлении факта трудовых отношений, восстановлении на работе, взыскании заработной платы, среднего заработка за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда.

Разрешая спор, суд пришёл к выводам об отсутствии правовых оснований для удовлетворения иска, поскольку факт трудовых отношений с ответчиком не подтверждён, а иные требования истца производны от данного требования.

С такими выводами суда судебная коллегия не согласилась, поскольку эти выводы не соответствует установленным по делу обстоятельствам.

Так, изначально в суде первой инстанции интересы ответчика представлял его руководитель, который в судебном заседании подтвердил факт имевших место трудовых отношений с истцом, пояснив, в частности, что истец действительно работал в ООО «Нефтехиммаш Оборудование» и что он как директор Общества принимал истца на работу. При этом руководитель также пояснил, что помимо Б. у него в ООО «Нефтехиммаш Оборудование» работали также и два других работника, приём которых на работу оформлен не был (один из них обратился в суд с аналогичным иском).

В последующем судебном заседании от ответчика участвовал уже другой представитель – юрист на основании выданной доверенности, который факт трудовых отношений с истцом стал отрицать.

Вместе с тем факт имевших место трудовых отношений с истцом, помимо первоначальных пояснений руководителя Общества, подтверждался также и другими имеющимися в материалах дела доказательствами, которым суд должной оценки не дал, а именно:

сменно-суточными заданиями в спорном периоде, из которых следует, что истец в спорный период выполнял работы по заданию работодателя;

показаниями свидетеля – одного из работников, который в последующем также обратился в суд с аналогичным иском;

косвенно сведениями из Пенсионного органа о застрахованных лицах в системе индивидуального (персонифицированного) учета в спорном периоде, из которых следует, что Общество производило уплату страховых взносов за работников, не указанных в штатном расписании.

Оценив в совокупности имеющиеся в деле доказательства, судебная коллегия пришла к выводу о том, что, несмотря на отсутствие письменного трудового договора, факт нахождения истца в трудовых отношениях с Обществом в спорном периоде нашел свое подтверждение, поскольку истец фактически был допущен к работе с ведома и по поручению руководителя Общества, в указанный период исполнял трудовые обязанности, подчиняясь внутреннему трудовому распорядку, установленному в организации.

Отсутствие же письменного трудового договора в силу статьи 16 Трудового кодекса РФ не свидетельствует об отсутствии трудовых отношений между сторонами.

В остальной части иска (о восстановлении на работе и взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула) было отказано, поскольку факт отстранения истца от работы, его увольнение, как и факт заблаговременного уведомления работодателя о невыходе на работу или уважительности отсутствия на рабочем месте подтвержден не был (стороны фактически расторгли трудовые отношения по обоюдному согласию).

(Определение №33-1437/2014)

 

По тем же основаниям было отменено и принято новое решение по другому аналогичному делу – по иску другого работника (К.) к тому же ответчику.

(Определение №33-1437/2014)

 

Разрешая требование о восстановлении на работе, суды неправильно определяли размер подлежащего взысканию утраченного работником заработка за время вынужденного прогула.

 

В настоящее время действует Положение об особенностях порядка исчисления средней заработной платы, утверждённое Постановлением Правительства Российской Федерации от 24 декабря 2007 года №922, в соответствии с пунктом 9 которого средний заработок работника определяется путём умножения среднего дневного заработка на количество дней (календарных, рабочих) в периоде, подлежащем оплате.

При этом средний дневной заработок, кроме случаев определения среднего заработка для оплаты отпусков и выплаты компенсаций за неиспользованные отпуска, исчисляется путём деления суммы заработной платы, фактически начисленной за отработанные дни в расчётном периоде, включая премии и вознаграждения, учитываемые в соответствии с пунктом 15 Положения, на количество фактически отработанных в этот период дней.

Суды же зачастую исчисляли средний дневной заработок путём деления суммы заработной платы, фактически начисленной за расчётный период, на 12 месяцев и на среднемесячное число календарных дней 29,4, тогда как такой порядок применяется лишь для оплаты отпусков (п. 10).

При этом суды не всегда истребовали от ответчика надлежащие сведения о заработке уволенного работника, особенно по делам, по которым суды принимали решения об отказе в восстановлении на работе, поскольку в данном случае утраченный заработок не взыскивался, что приводило к вынужденному отложению разбирательства дела в связи с необходимостью истребования от работодателя дополнительных справок.

Вместе с тем справки о заработной плате уволенного работника в любом случае необходимо истребовать от ответчика и приобщать к материалам дела, поскольку не исключена возможность отмены либо изменения решения суда первой инстанции с вынесением нового решения об удовлетворении иска и взыскании утраченного заработка.

При этом истребуемые справки должны быть подробными, а не просто отражать выплаченные работнику суммы за последние двенадцать месяцев работы. Так из справки должно быть видно, сколько дней работник отработал в каждом месяце и какая заработная плата за отработанные дни ему была начислена и выплачена. Поскольку иначе невозможно правильно рассчитать средний дневной заработок работника, когда последний, например, в одном из периодов находился в отпуске без содержания, который не учитывается при исчислении среднего заработка.

Допускаемые судами ошибки при исчислении среднего заработка работника вели к вынужденным отложениям и в конечном итоге – к необоснованному затягиванию судебного разбирательства в суде апелляционной инстанции.

(Определение №33-1437/2014)

 

Споры из жилищных правоотношений

 

В прошедшем периоде было отменено решение суда по иску о признании нанимателя жилого помещения по договору социального найма утратившим право пользования жилым помещением – на основании пункта 2 части первой статьи 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи недоказанностью установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела.

Так, решением суда был удовлетворён иск администрации муниципального образования о признании расторгнутым договора социального найма, заключённого между администрацией и ответчиком – гражданином, в связи с выездом нанимателя из квартиры и признании ответчика прекратившим право пользования жилым помещением.

Дело было рассмотрено в отсутствие ответчика.

Удовлетворяя заявленный иск, суд принял во внимание справку администрации, из которой следует, что ответчик фактически проживает по другому адресу, а также справку управляющей компании о наличии у ответчика задолженности по квартплате и акт той же управляющей компании о введении приостановления режима электропотребления и на основании данных документов пришел к выводу, что ответчик утратил право пользования квартирой на основании части 3 статьи 83 Жилищного кодекса РФ в связи с его выездом в другое место жительства.

Вместе с тем судом не были приняты во внимание разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации, приведенные в пункте 32 Постановления от 02 июля 2009 года №14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса РФ», в соответствии с которыми, разрешая споры о признании нанимателя, члена семьи нанимателя или бывшего члена семьи нанимателя жилого помещения утратившими право пользования жилым помещением по договору социального найма вследствие их постоянного отсутствия в жилом помещении по причине выезда из него, судам надлежит выяснять: по какой причине и как долго ответчик отсутствует в жилом помещении, носит ли его выезд из жилого помещения вынужденный характер (конфликтные отношения в семье, расторжение брака) или добровольный, временный (работа, обучение, лечение и т.п.) или постоянный (вывез свои вещи, переехал в другой населенный пункт, вступил в новый брак и проживает с новой семьей в другом жилом помещении и т.п.), не чинились ли ему препятствия в пользовании жилым помещением со стороны других лиц, проживающих в нем, приобрел ли ответчик право пользования другим жилым помещением в новом месте жительства, исполняет ли он обязанности по договору об оплате жилого помещения и коммунальных услуг и др.

Разрешая спор, суд первой инстанции не установил, по какой причине и как долго ответчик отсутствует в предоставленном ему по договору социального найма жилом помещении, носит ли его выезд из данного жилого помещения вынужденный характер или добровольный, временный или постоянный, не чинились ли ответчику препятствия в пользовании квартирой со стороны других лиц, приобрел ли ответчик право пользования другим жилым помещением в новом месте жительства.

Доказательств, подтверждающих факт добровольного выезда ответчика из квартиры в связи с полным и окончательным отказом от своих прав на социальное жилье, как и доказательств, подтверждающих другие юридически значимые обстоятельства, являющиеся основанием для удовлетворения заявленного иска, истцом суду не представлено и в материалах дела не содержится.

При таких обстоятельствах решение суда было отменено, по делу принято новое решение об отказе в удовлетворении иска.

(Определение №33-1608/2014)

 

Переход прав кредитора к другому лицу (уступка требования)

 

В прошедшем периоде было отменено решение суда по иску ОАО «Оренбургская ипотечная жилищная корпорация» к Д. и другим о расторжении кредитного договора, взыскании задолженности по кредитному договору и обращении взыскания на заложенное имущество.

По делу установлено, что между Банком «Русь» и Д., Д. и Б. был заключён кредитный договор о предоставлении кредита для приобретения в собственность Д. жилого дома и земельного участка.

Обеспечением исполнения заемщиками обязательств по кредитному договору явилась ипотека жилого дома и земельного участка в силу закона.

Права первоначального залогодержателя – Банка «Русь» по кредитному договору, обеспеченному ипотекой жилого дома и земельного участка, были удостоверены закладной.

Судом установлено, что держатель закладной неоднократно менялся (было совершено четыре сделки купли-продажи закладной), последним владельцем закладной является истец.

Разрешая заявленный спор и отказывая в удовлетворении исковых требований, суд исходил из того, что сделка, по которой стороной по кредитному договору (кредитором) становится лицо, не имеющее лицензии на осуществление банковской деятельности, не соответствует требованиям ФЗ №395-1 «О банках и банковской деятельности», уступка Банком своих прав третьему лицу, не имеющему лицензии на осуществление банковской деятельности, допускается только с согласия должника, кредитный договор не содержит условий о праве Банка передать право требования третьим лицам, не имеющим лицензии на осуществление банковской деятельности, согласие заемщиков на совершение данной сделки отсутствует.

Судебная коллегия с такими выводами не согласилась, указав в частности, что Законом об ипотеке не предусмотрена необходимость получения согласия должника-залогодателя на переход к другому лицу прав на закладную, а также не содержится каких-либо требований, предъявляемых к новому законному владельцу закладной. Поэтому передача прав, удостоверенных закладной, на основании сделки купли-продажи закладной без согласия должника-залогодателя не противоречит закону и разъяснениям, приведенным в п.51 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2012 года №17.

(Определение №33-1063/2014)

 

Освобождение имущества от ареста

 

В первом квартале было отменено решение по иску об освобождении имущества от ареста.

Решением суда первой инстанции был удовлетворен иск А. об освобождении от ареста, наложенного постановлением Промышленного районного суда г. Оренбурга от 13 мая 2013 года, принадлежащего истцу автомобиля, и с казны Российской Федерации в лице Министерства финансов Российской Федерации в пользу заявителя взысканы судебные расходы по уплате государственной пошлины, оплате услуг представителя и нотариуса.

Судебная коллегия отменила решение суда и производство по делу прекратила на основании статьи 220 Гражданского процессуального кодекса РФ, указав, что настоящее заявление не может быть рассмотрено в порядке гражданского судопроизводства, поскольку подлежит рассмотрению в ином порядке – предусмотренном УПК РФ.

По обстоятельствам дела установлено, что на принадлежащий истцу автомобиль был наложен арест в рамках уголовного дела по обвинению гражданина Ф. в совершении преступлений, предусмотренных частями 3, 2 статьи 159 Уголовного кодекса РФ, на том основании, что данный автомобиль является предметом, на который были направлены преступные действия. Арест был наложен судом по ходатайству следователя.

А. же полагал, что арест на принадлежащий ему на праве собственности автомобиль был наложен незаконно, поскольку указанный автомобиль не являлся орудием преступления, не был получен в результате преступных действий, у него перед З. (потерпевшей по уголовному делу) никаких обязательств не имеется.

Согласно выписке из приговора Промышленного районного суда г.Оренбурга от 02 августа 2013 года арест на автомобиль, принадлежащий А., не отменён.

В соответствии с п. 9 ст. 115 УПК РФ наложение ареста на имущество отменяется на основании постановления, определения лица или органа, в производстве которого находится уголовное дело, когда в применении этой меры отпадает необходимость.

Частью 1 ст. 123 УПК РФ предусмотрено, что действия (бездействие) и решения органа дознания, дознавателя, начальника подразделения дознания, следователя, руководителя следственного органа, прокурора и суда могут быть обжалованы в установленном настоящим Кодексом порядке участниками уголовного судопроизводства, а также иными лицами в той части, в которой производимые процессуальные действия и принимаемые процессуальные решения затрагивают их интересы.

Действующее в настоящее время уголовно-процессуальное законодательство предусматривает возможность обжалования судебных постановлений не только участниками уголовного процесса, но иными лицами в той части, в которой обжалуемое постановление затрагивает их права и законные интересы (ст. 389.1, ст. 401.2 УПК РФ).

Судебная коллегия также указала, что удовлетворение требования об освобождении имущества от ареста в порядке искового производства нивелирует обязательную силу судебного акта, принятого по уголовному делу.

(Определение № 33-1623/2014

 

Предоставление земельного участка без торгов инвалидам

 

Отменено решение суда об удовлетворении заявления К. об оспаривании отказа Департамента градостроительства и земельных отношений администрации г. Оренбурга в предоставлении земельного участка без торгов.

Так, К., инвалид 2 группы бессрочно, обратилась в Департамент градостроительства и земельных отношений администрации г. Оренбурга с заявлением о предоставлении ей земельного участка для индивидуального жилищного строительства по указанному ею адресу.

В предоставлении запрашиваемого земельного участка ей было отказано на том основании, что предоставление земельных участков для индивидуального жилищного строительства может осуществляться только в порядке, установленном статьей 30.1 Земельного кодекса Российской Федерации, то есть исключительно на торгах.

Данный отказ заявительница оспорила в судебном порядке.

Решением суда заявление К. было удовлетворено, суд обязал администрацию г. Оренбурга предоставить К. земельный участок по указанному адресу для индивидуального жилищного строительства без торгов.

Удовлетворяя заявление, суд пришел к выводу о том, что заявитель, как инвалид 2 группы, в соответствии с законодательством Российской Федерации имеет право на первоочередное получение земельного участка для индивидуального жилищного строительства.

Судебная коллегия с таким выводом не согласилась, решение суда отменила в связи с неправильным определением обстоятельств, имеющих значение для дела и неправильным применением норм материального права.

Федеральным законом от 24 ноября 1995 года №181-ФЗ "О социальной защите инвалидов в РФ" установлено, что инвалидам и семьям, имеющим в своем составе инвалидов, предоставляется право на первоочередное получение земельных участков для индивидуального жилищного строительства, ведения подсобного и дачного хозяйства и садоводства.

Вместе с тем, исходя из системного толкования статьи 17 приведенного ФЗ, Правил предоставления льгот инвалидам и семьям, имеющим детей-инвалидов, по обеспечению их жилыми помещениями, оплате жилья и коммунальных услуг, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 27.07.1996 года №901, следует, что право на первоочередное получение земельных участков для индивидуального жилищного строительства предусмотрено законодателем с целью установления дополнительных гарантий реализации жилищных прав инвалидов и семей, имеющих в своем составе инвалидов, и связано с нуждаемостью указанных граждан в улучшении жилищных условий.

Таким образом, первоочередное обеспечение земельными участками инвалидов и семей, имеющих в своем составе инвалидов, для индивидуального жилищного строительства является мерой социальной поддержки, применяемой в отношении инвалидов и семей, имеющих в своем составе инвалидов, которые нуждаются в получении такой социальной поддержки, как дополнительная гарантия реализации их жилищных прав, то есть инвалидов и семей, имеющих в своем составе инвалидов, состоящих на жилищном учете или имеющих основания для постановки на жилищный учет.

К. по материалам дела в улучшении жилищных условий не нуждалась.

(Определение №33-1144/2014)

 

II. ВОПРОСЫ ПРИМЕНЕНИЯ ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРАВА

 

Необоснованное назначение судебной экспертизы

 

Судом первой инстанции было рассмотрено гражданское делу по иску Д. к С-м и другим о сносе самовольных построек и восстановлении жилого дома в первоначальном состоянии.

В ходе рассмотрения дела судом первой инстанции была назначена судебная строительно-техническая экспертиза, тогда как оснований для этого не имелось, поскольку истец на момент обращения в суд собственником дома уже не являлся, в доме не проживал и, следовательно, его права и законные интересы сохранением построек нарушены быть не могли.

На данные обстоятельства в суде ссылался представитель ответчиков, однако суд этому значения не придал, как и не принял во внимание разъяснения Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ, приведенные в пункте 22 Постановления от 29 апреля 2010 года №10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», согласно которым при применении статьи 222 ГК РФ судам необходимо учитывать, что с иском о сносе самовольной постройки в суд вправе обратиться собственник земельного участка, субъект иного вещного права на земельный участок, его законный владелец либо лицо, права и законные интересы которого нарушает сохранение самовольной постройки. С иском о сносе самовольной постройки в публичных интересах вправе обратиться прокурор, а также уполномоченные органы в соответствии с федеральным законом…

В результате необоснованного назначения экспертизы рассмотрение дела было затянуто (дело рассматривалось с 05 декабря 2012 года по 20 августа 2013 года), что послужило направлением в адрес суда информационного письма от 17 марта 2014 года.     

                                                                   (Определение №33-1195/2014)

 

В другом деле, напротив, суду следовало назначить по делу судебную экспертизу, однако суд этого не сделал, что привело к неправильному разрешению дела.

 

Так, судом был разрешен иск ОАО «Сбербанк России» к С. о взыскании задолженности по кредитной карте.

Ответчик иск изначально не признавала, поясняя, что никаких заявлений о выдаче ей кредитной карты она не писала, денег не получала, в заявлении о выдаче кредитной карты указаны данные ее паспорта, который был утерян еще в 2008 году, о чем она своевременно заявила в полицию, после чего получила новый паспорт.

Решением Ленинского районного суда г. Оренбурга от 18 сентября 2013 года иск был удовлетворен.

При этом суд отклонил доводы ответчицы о том, что заявление на получение кредитной карты и другие сопутствующие получению карты документы она не подписывала, а паспорт, на основании которого был выдан кредит, она потеряла в 2008 году, как необоснованные, указав, что ходатайство о назначении почерковедческой экспертизы ответчицей не заявлялось, со встречным исковым заявлением о признании кредитного договора недействительным последняя не обращалась.

Между тем, как поясняла в суде первой инстанции представитель ответчика, ходатайство о назначении почерковедческой экспертизы не заявлялось по причине отсутствия у ответчицы денежных средств на ее оплату, а также потому, что имеются другие доказательства, подтверждающие её доводы о неполучении кредита: утрата паспорта, данные которого указаны в заявлении о выдаче кредитной карты, что подтверждается соответствующей справкой УФМС по Оренбургской области.

В суде апелляционной инстанции по ходатайству ответчика и ее представителя по делу была назначена почерковедческая экспертиза, по заключению которой подпись от имени С. в заявлении на получение кредитной карты, в информации о полной стоимости кредита по кредитной револьверной карте и дополнительном соглашении к Условиям использования международных карт Сбербанка России выполнена не С., а другим лицом.

С учетом данной экспертизы и других установленных судом обстоятельств (подача заявления с указанием в нем данных утерянного паспорта, несуществующего места работы ответчицы) судебная коллегия пришла к выводу, что оснований для удовлетворения исковых требований ОАО «Сбербанк России» не имеется.

Решение суда отменено, по делу вынесено новое решение об отказе в иске к данному ответчику.

(Определение №33-114/2014)

 

Переход к рассмотрению дела по правилам производства в суде первой инстанции, без учёта особенностей, предусмотренных главой 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

 

В I квартале 2014 года суд апелляционной инстанции по 31 делу переходил к рассмотрению дела по правилам производства в суде первой инстанции, без учета особенностей, предусмотренных главой 39 Гражданского процессуального кодекса РФ.

По-прежнему основной причиной перехода к рассмотрению дел по правилам суда первой инстанции являлись ненадлежащее извещение лиц, участвующих в деле, о времени и месте судебного заседания, и непривлечение к участию в деле лиц, чьи права и обязанности затрагивались судебными постановлениями.

 

Судебная коллегия по гражданским делам

Оренбургского областного суда

 

 

 

 

ПРИЛОЖЕНИЕ:

 

Судебная практика Верховного Суда Российской Федерации

 

По порядку исчисления срока на подачу апелляционной жалобы

 

1) Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 20 декабря 2013 года №45-КГ13-15 (выдержки):

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе: председательствующего Горохова Б.А., судей Гуляевой Г.А., Назаровой А.М., рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу представителя Томилова A.П. – Авдеева А.В. на определение судьи Нижнетуринского городского суда Свердловской области от 26 ноября 2012 года о возвращении апелляционной жалобы Томилова А.П. на решение Нижнетуринского городского суда Свердловской области от 16 октября 2012 года, изготовленное  в окончательной форме 22 октября 2012 года, ввиду пропуска срока апелляционного обжалования и отсутствия ходатайства о восстановлении пропущенного срока и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 25 января 2013 года, которым определение судьи Нижнетуринского городского суда Свердловской области от 26 ноября 2012 года было оставлено без изменения, отменила данные судебные постановления, указав, что из положений части 2 статьи 321, части 3 статьи 107, пункта 6 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 года №13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции» следует, что срок на подачу апелляционной жалобы надлежит исчислять со дня, следующего за днем изготовления решения суда в окончательной форме, то есть, в данном случае, с 23 октября 2012 года, и, следовательно, указанный срок истекал 23 ноября 2012 года. Как установлено судом, апелляционная жалоба представителя Томилова А.П. – Авдеева А.В. на решение Нижнетуринского городского суда Свердловской области от 16 октября 2012 года поступила в суд 23 ноября 2012 года и в тот же день была зарегистрирована за входящим номером №3047.

Учитывая изложенное, истцом не был пропущен установленный процессуальный срок на обжалование решения суда первой инстанции.

Таким образом, оснований для возврата апелляционной жалобы Томилова А.П. у судьи не имелось, в связи с чем определение судьи Нижнетуринского городского суда Свердловской области от 26 ноября 2012 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 25 января 2013 года подлежат отмене, а дело по иску Томилова A.П. к ОАО «Нижнетуринский машиностроительный завод "Вента" об оспаривании дисциплинарного взыскания – возвращению в суд, вынесший решение, для выполнения требований статьи 325 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

 

 

Прекращение действия договора поручительства по сроку

 

2) Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 01 апреля 2014 года №47-КГ14-3 (приводится полностью):

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Гетман Е.С., Кликушина А.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску Акционерного коммерческого Сберегательного банка Российской Федерации (ОАО) в лице Соль-Илецкого отделения N ... к Бобкову Ю.В., Онищенко О.В., Тимирбулатову И.Ш., Нерущак С.В. о взыскании задолженности по кредитному договору по кассационной жалобе представителя Акционерного коммерческого Сберегательного банка Российской Федерации (ОАО) в лице Оренбургского отделения N ... Поволжского Банка - Туваева Е.A. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Оренбургского областного суда от 18 апреля 2013 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Гетман Е.С., выслушав объяснения представителей Акционерного коммерческого Сберегательного банка Российской Федерации (ОАО) - Рединой Ю.П. и Захаренкова А.В., поддержавших доводы кассационной жалобы, объяснения представителя Онищенко О.В. - Тимощук Я.Н., возражавшую против удовлетворения кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

У С Т А Н О В И Л А:

Акционерный коммерческий Сберегательный банк Российской Федерации (ОАО) в лице Соль-Илецкого отделения N ... (далее - Банк) обратился в суд с иском к Бобкову Ю.В. (заемщику), Онищенко О.В., Тимирбулатову И.Ш. и Нерущак С.В. (поручителям) о взыскании задолженности по кредитному договору, указывая, что Бобков Ю.В. свои обязательства по кредитному договору не исполняет. По состоянию на 31 мая 2007 г. задолженность по кредитному договору составила ... рубля. Заемщику и поручителям направлялись извещения с требованием погасить задолженность, но ответ получен не был, и долг остался непогашенным.

Решением Соль-Илецкого районного суда Оренбургской области от 1 августа 2007 г. исковые требования Банка удовлетворены. С Бобкова Ю.В., Онищенко О.В., Тимирбулатова И.Ш., Нерущак С.В. солидарно взыскана задолженность по кредитному договору в размере ... рубля и взыскано ... рубля в счет возврата расходов на уплату государственной пошлины.

6 сентября 2012 г. судебной коллегией по гражданским делам Оренбургского областного суда вынесено определение о переходе к рассмотрению гражданского дела по правилам суда первой инстанции в связи с наличием оснований для отмены решения суда первой инстанции по пункту 2 части 4 статьи 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации вследствие рассмотрения дела в отсутствие Онищенко О.В., не извещенного надлежащим образом о времени и месте судебного заседания.

18 апреля 2013 г. апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Оренбургского областного суда решение суда первой инстанции отменено, по делу постановлено новое решение, которым исковые требования Банка удовлетворены частично: с Бобкова Ю.В. в пользу Банка взыскана задолженность по кредитному договору в размере ... рубля, в удовлетворении исковых требований к поручителям Онищенко О.В., Тимирбулатову И.Ш., Нерущак С.В. отказано.

В кассационной жалобе Банк, выражая несогласие с апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Оренбургского областного суда, просит о принятии нового судебного постановления.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 3 марта 2014 г. кассационная жалоба Банка с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы Банка, возражения на кассационную жалобу, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для отмены состоявшегося по делу судебного постановления.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения норм материального права были допущены судом апелляционной инстанции.

Судом установлено следующее.

8 июня 2004 г. между Банком и Бобковым Ю.В. заключен кредитный договор N ..., по которому Банк предоставил заемщику кредит в размере ... рублей сроком на пять лет.

Бобков Ю.В. принял обязательство погашать кредит ежемесячно равными долями, включая платеж по основному долгу и сумму начисленных процентов по ставке ...% годовых, не позднее 10 числа месяца следующего за платежным.

8 июня 2004 г. в обеспечение исполнения обязательств по возврату суммы кредита и уплате процентов между Банком и Онищенко О.В., Тимирбулатовым И.Ш., Нерущак С.В. заключены договоры поручительства.

Согласно условиям договоров поручительства поручители отвечают перед кредитором за выполнение заемщиком условий кредитного договора в том же объеме, как и заемщик, включая погашение основного долга, уплату процентов за пользование кредитом и неустойки, возмещение судебных издержек по взысканию долга и других расходов кредитора, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательств по кредитному договору заемщиком. При неисполнении или ненадлежащем исполнении заемщиком обязательств по указанному кредитному договору поручитель и заемщик отвечают перед кредитором солидарно.

Из пункта 3.2 договоров поручительства следует, что поручительство было дано на срок до прекращения всех обязательств заемщика по кредитному договору, то есть конкретный срок действия обязательства сторонами согласован не был.

Отказывая в удовлетворении исковых требований о взыскании суммы задолженности с поручителей Онищенко О.В., Тимирбулатова И.Ш., Нерущак С.В., суд апелляционной инстанции указал, что право требования Банка к поручителям вследствие неисполнения обязательств заемщика Бобкова Ю.В. по возврату кредита возникло 10 июля 2005 г., однако иск в суд подан Банком 7 июня 2007 г., то есть по истечении годичного срока с даты наступления срока внесения очередного платежа, что влечет за собой пропуск Банком срока предъявления требований к поручителям и прекращение поручительства.

Кроме того, суд апелляционной инстанции сослался на то, что Гражданский кодекс Российской Федерации не предусматривает оснований к возобновлению поручительства как одного из видов обеспечения обязательства после прекращения действия договора поручительства.

С данными выводами с учетом обстоятельств, установленных судом по настоящему делу, согласиться нельзя по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 361 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору поручительства поручитель обязывается перед кредитором другого лица отвечать за исполнение последним его обязательства полностью или в части.

В силу пункта 4 статьи 367 Гражданского кодекса Российской Федерации поручительство прекращается по истечении указанного в договоре поручительства срока, на который оно дано. Если такой срок не установлен, оно прекращается, если кредитор в течение года со дня наступления срока исполнения обеспеченного поручительством обязательства не предъявит иска к поручителю.

Руководствуясь перечисленными выше правовыми нормами, суд правильно исходил из того, что поскольку заемщик Бобков Ю.В. обязательств по уплате соответствующей суммы 10 июля 2005 г. не исполнил, то с этой даты у Банка возникло право требовать солидарного исполнения обязательства от заемщика и поручителей; иск был заявлен Банком 7 июня 2007 г., то есть более чем через год после наступления срока исполнения соответствующей части обязательства, вследствие чего действие договоров поручительства в части возврата денежных средств за период с июня 2005 года по июль 2006 года прекратилось.

Вместе с тем суд не учел, что договоры поручительства, заключенные между Онищенко О.В., Тимирбулатовым И.Ш., Нерущак С.В. и Банком, нельзя считать прекращенными в той части, которая касается ответственности поручителей за невыполнение условий кредитного договора по погашению кредита после июля 2006 года.

Ссылка суда апелляционной инстанции на отсутствие оснований к возобновлению поручительства как одного из способов обеспечения обязательства после прекращения действия такого договора является ошибочной.

Исковые требования Банка к поручителям были предъявлены в период действия договоров поручительства, соответственно, на поручителях с 2007 года лежала обязанность исполнить возникшее из договора обязательство и устранить его нарушение.

Кроме того, суд не учел, что окончание срока действия договора не освобождает стороны от ответственности за его нарушение (пункт 4 статьи 425 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В заседании суда кассационной инстанции представитель ответчика заявила ходатайство о применении срока исковой давности относительно требований, предъявленных Банком к поручителю Онищенко О.В., которое не может быть удовлетворено по следующим основаниям.

Согласно статье 199 Гражданского кодекса Российской Федерации исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения.

Таким образом, по смыслу названной статьи Гражданского кодекса Российской Федерации в системной взаимосвязи со статьей 194 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации заявление о применении срока исковой давности возможно только в суде первой инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Оренбургского областного суда от 18 апреля 2013 г. нельзя признать законным и оно подлежат отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и разрешить возникший спор в соответствии с установленными по делу обстоятельствами и требованиями закона.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

О П Р Е Д Е Л И Л А:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Оренбургского областного суда от 18 апреля 2013 г. отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

 

Скачать файл: