Адвокатская палата Оренбургской области

Информация

Поиск по сайту

Новости Федеральной палаты адвокатов

Обзор судебной практики президиума за 1 квартал 2014 г.

Утвержден

президиумом Оренбургского

областного суда

28 апреля 2014 года

 

 

ОБЗОР

судебной практики

президиума Оренбургского областного суда

по гражданским делам

за первый квартал 2014 года

 

Вопросы применения норм материального права

 

1. При проверке судом законности направления налогоплательщику требования о погашении задолженности необходимо учитывать, что обязательные сведения, которые должны содержаться в требовании, указаны в Налоговом кодексе Российской Федерации, тогда как наличие формальных недостатков не может явиться основанием для признания законного требования недействительным.

 

С. обратился в суд с иском, указывая на то, что 24 марта  2013 года им было получено требование об уплате налога, сбора, пени, штрафа по состоянию на 18 марта 2013 года, вынесенное ИФНС России по Ленинскому району г. Оренбурга.

По мнению истца, требование об уплате налога не отвечает по своему содержанию положениям пункта 4 статьи 69 Налогового кодекса Российской Федерации, а также ведомственному приказу ФНС России. Просил суд признать требование ИФНС России по Ленинскому району г.Оренбурга об уплате земельного налога недействительным.

Решением районного суда отказано в удовлетворении исковых требований С.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Оренбургского областного суда решение суда отменено, принято новое решение об удовлетворении исковых требований.

Рассмотрев кассационную жалобу налогового органа на апелляционное определение, президиум Оренбургского областного суда пришел к следующим выводам.

Согласно статье 45 Налогового кодекса Российской Федерации неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанности по уплате налога является основанием для направления налоговым органом или таможенным органом налогоплательщику требования об уплате налога.

Содержание (определение формы) требования об уплате налога, сбора, пени, штрафа обусловлено положениями статей 69 и 70 Налогового кодекса Российской Федерации, в связи с чем форма требования об уплате налога должна предусматривать включение сведений, подтверждающих действительную обязанность по уплате налоговых платежей, и содержать обязательные данные, предусмотренные Кодексом.

В соответствии со статьей 69 Налогового кодекса Российской Федерации требование об уплате налога направляется налогоплательщику при наличии у него недоимки. Требование об уплате налога должно содержать сведения о сумме задолженности по налогу, размере пеней, начисленных на момент направления требования, сроке уплаты налога, установленного законодательством о налогах и сборах, сроке исполнения требования, а также мерах по взысканию налога и обеспечению исполнения обязанности по уплате налога, которые применяются в случае неисполнения требования налогоплательщиком.

Во всех случаях требование должно содержать подробные данные об основаниях взимания налога, а также ссылку на положения законодательства о налогах и сборах, которые устанавливают обязанность налогоплательщика уплатить налог.

Судебная коллегия, признавая недействительным требование об уплате земельного налога, указала на наличие формальных (незначительных) нарушений положений приказа ФНС России от 03 октября 2012 года №ММВ-7-8/662@ «Об утверждении форм документа о выявлении недоимки, требования об уплате налога, сбора, пени, штрафа, а также документов, используемых налоговыми органами при применении обеспечительных мер и мер взыскания задолженности по обязательным платежам в бюджетную систему Российской Федерации».

Однако оспариваемое требование налогового органа не лишило истца (налогоплательщика) возможности установить законность взыскиваемых сумм, так как ранее принятым решением суда по иску налогоплательщика об оспаривании законности начисления земельного налога установлены все юридически значимые обстоятельства и С. был осведомлен о них в момент получения требования.

Судебная коллегия, ссылаясь на необходимость строгого соблюдения формы требования, определенной в Приложении №3 приказа ФНС России от 03 октября 2012 года №ММВ-7-8/662@ «Об утверждении форм документа о выявлении недоимки, требования об уплате налога, сбора, пени, штрафа, а также документов, используемых налоговыми органами при применении обеспечительных мер и мер взыскания задолженности по обязательным платежам в бюджетную систему Российской Федерации», не учла, что обязательные сведения, которые должны содержаться в требовании, указаны в пункте 4 статьи 69 Налогового кодекса Российской Федерации, тогда как наличие формальных (незначительных) недостатков не может явиться основанием для признания законного требования недействительным.

(постановление №44г-6 от 24 февраля 2014 года)

 

2. При определении размера возмещения ущерба имуществу гражданина необходимо учитывать, что статьей 14 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей»  право требовать возмещения вреда, причиненного здоровью или имуществу потребителя вследствие недостатков товара (работы (услуги), предоставлено любому потерпевшему независимо от того, состоял он в договорных отношениях с продавцом (исполнителем) или нет.

 

О. обратилась в суд с иском к ОАО «Славянка» о взыскании ущерба, причиненного пожаром, неустойки и компенсации морального вреда, указав в его обоснование, что проживает в служебном жилом помещении, предоставленном её супругу. Обслуживание жилого дома, в котором расположена квартира истца, осуществляется ОАО «Славянка».

30 сентября 2012 года произошло возгорание проводки, что привело к обширному возгоранию ее квартиры. В результате пожара находящиеся в жилом помещении предметы бытового обихода, одежда и материальные ценности пришли в негодность.

Решением районного суда исковые требования О. удовлетворены частично.

Апелляционным определением судебной коллегии Оренбургского областного суда решение суда отменено в части взыскания  неустойки, компенсации морального вреда, штрафа и в этой части принято новое решение, которым в удовлетворении требований отказано.

Отменяя принятое судом первой инстанции решение в части взыскания с ответчика неустойки, компенсации морального вреда и штрафа, суд апелляционной инстанции исходил из того, что правоотношения сторон регулируются общими нормами Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку предъявленные требования истцов не связаны с выполнением ответчиком  какой-либо работы в рамках заключенного с истцами договора, а поэтому на сложившиеся между сторонами отношения не распространяется действие Закона Российской Федерации от 07 февраля 1992 года №2300-1  «О защите прав потребителей».

Однако, исходя из содержащихся в Законе Российской Федерации «О защите прав потребителей» определений понятий «потребитель» и «исполнитель», отношения сторон по договору управления многоквартирным домом в части выполнения работ, оказания услуг по обеспечению надлежащей эксплуатации многоквартирного жилого дома, содержания и ремонта общего имущества граждан, проживающих в многоквартирном доме, регулируются законодательством о защите прав потребителей.

В соответствии с разъяснением, данным в пункте 1 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 года № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», при рассмотрении гражданских дел судам следует учитывать, что отношения, одной из сторон которых выступает гражданин, использующий, приобретающий, заказывающий либо имеющий намерение приобрести или заказать товары (работы, услуги) исключительно для личных, семейных, домашних, бытовых и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, а другой - организация либо индивидуальный предприниматель (изготовитель, исполнитель, продавец, импортер), осуществляющие продажу товаров, выполнение работ, оказание услуг, являются отношениями, регулируемыми Гражданским кодексом Российской Федерации, Законом Российской Федерации от 07 февраля 1992 года № 2300-1 «О защите прав потребителей», другими федеральными законами и принимаемыми в соответствии с ними иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

При этом статьей 14 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей»  право требовать возмещения вреда, причиненного здоровью или имуществу потребителя вследствие недостатков товара (работы (услуги), предоставлено любому потерпевшему независимо от того, состоял он в договорных отношениях с продавцом (исполнителем) или нет.

Так как ОАО «Славянка» является управляющей организацией, которая обязана обеспечивать управление многоквартирным домом, оказывать услуги и выполнять работы по надлежащему содержанию и ремонту общего имущества в многоквартирном доме, в котором расположена квартира истцов, использующих услуги ОАО «Славянка» для удовлетворения своих личных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, то на правоотношения сторон по делу распространяется  законодательство о защите прав потребителей.

Следовательно, выводы суда первой инстанции о взыскании с  ОАО «Славянка» в пользу истцов компенсации морального вреда и «лавянка "и ентра оценки 272 498 адлежащий взысканию с ОАО "ое помещение истцов, осуществляет штрафа в размере 50% от суммы, присужденной судом к взысканию в пользу потребителей, в соответствии с нормами Закона Российской Федерации   «О защите прав потребителей» являются правомерными.

В то же время с выводами судебной коллегии об отказе во взыскании неустойки президиум согласился, указав, что Законом Российской Федерации «О защите прав потребителей» сроки удовлетворения требований потребителей о возмещении ущерба, причиненного в результате ненадлежащего оказания услуги, не установлены.

(постановление № 44г-8 от  24 февраля 2014 года)

 

 

3. Разрешая требования о признании сделки недействительной, суд не может самостоятельно изменить основание иска, так как согласно статье 12 Гражданского кодекса Российской Федерации право выбора способа защиты гражданских прав принадлежит истцу.

Также необходимо учитывать, что незаключенный договор не может быть признан недействительным.

 

С. обратился в суд с иском к администрации МО СП «Покровский сельсовет» и просил признать за ним право собственности на объекты недвижимости – коровники.

В обоснование заявленных требований С. указал, что в феврале 2011 года им с публичных торгов приобретено имущество ТНВ «Правда-Семашков и компания», среди которого были и указанные выше коровники. Данные объекты приобретены истцом как совокупность строительных материалов.

К., М. обратились в суд с иском к С. о признании недействительными договора купли-продажи недвижимого имущества.

В обоснование иска указали, что являлись членами производственного кооператива «Коллективное хозяйство «Правда», который 12 февраля 2007 года реорганизован в ТНВ «Правда – Семашков и компания».

Согласно договору купли-продажи от 21 февраля 2011 года ТНВ «Правда-Семашков и компания» в лице конкурсного управляющего П. продало С. недвижимое и движимое имущество.

К. и М. считают, что указанный договор купли-продажи является недействительным, поскольку реорганизация ПК «Коллективное хозяйство «Правда» в ТНВ «Правда – Семашков и компания» была проведена с нарушением закона, а потому и все последующие сделки, проведенные данным юридическим лицом, являются незаконными.

Решением районного суда С. отказано в удовлетворении иска, а исковые требования К., М.  удовлетворены.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Оренбургского областного суда решение районного суда оставлено без изменений.

Рассмотрев кассационную жалобу О. на вышеуказанные судебные постановления, президиум Оренбургского областного суда пришел к следующим выводам.

В ходе судебного разбирательства установлено, что в соответствии с выпиской из Единого государственного реестра правопреемником ПК «Коллективное хозяйство «Правда» в порядке реорганизации является ТНВ «Правда – Семашков и компания».

Решением Арбитражного суда Оренбургской области от 07 декабря     2009 года  ТНВ «Правда – Семашков и компания» признано банкротом, конкурсным управляющим утвержден П.

21 февраля 2011 года между С. и конкурсным управляющим ТНВ «Правда-Семашков и компания» П. был заключен договор купли-продажи, и 04 октября 2011 года составлен акт приема-передачи имущества, в соответствии с которым С. передано в собственность имущество ТНВ «Правда-Семашков и компания», в том числе коровник №1 и коровник № 39. Договор государственную регистрацию не прошел.

Определением Арбитражного суда Оренбургской области от 24 января 2012 года конкурсное производство в отношении ТНВ «Правда – Семашков и компания» завершено, товарищество исключено из Единого государственного реестра юридических лиц.

Признавая недействительным заключенный между ТНВ «Правда-Семашков и компания» и С. договор купли-продажи единым лотом от 21 февраля 2011 года, суд исходил из положений статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации и сделал вывод, что договор является недействительным в силу его несоответствия действующему законодательству (ничтожная сделка). При этом суд сослался на положения части 4 статьи 132 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», так как в конкурсную массу и в договор купли-продажи вошли социально значимые объекты.

Однако согласно статье 12 Гражданского кодекса Российской Федерации право выбора способа защиты гражданских прав принадлежит истцу.

В силу положений статьи 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основание и предмет иска определяет истец.

В обоснование иска К. и М. указали на незаконность проведенной реорганизации производственного кооператива «Коллективное хозяйство «Правда» в ТНВ «Правда – Семашков и компания». Однако эти основания для признания сделки недействительной судом не проверялись, что свидетельствует о том, что суд самостоятельно изменил основание заявленных истцами требований.

Кроме того, судебные постановления судов предыдущих инстанций содержат взаимоисключающие выводы.

Так, в решении суд указал, что в нарушение статьи 432 Гражданского кодекса Российской Федерации, которая предусматривает, что договор считается заключенным, если между сторонами в требуемой форме достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора, в данном договоре не был определен предмет договора, что делает невозможным индивидуализировать объекты, которые проданы, и не определена их цена. Однако согласно части 2 статьи 554 Гражданского кодекса Российской Федерации при отсутствии этих данных в договоре условие о недвижимом имуществе, подлежащем передаче, считается не согласованным сторонами, а соответствующий договор не считается заключенным.

(постановление № 44г-9 от 03 марта 2014 года)

 

 

4. Разрешая требования кредитора, к которому права по обязательству должника перешли на основании договора цессии, необходимо проверять соблюдение условий по получению согласия должника на переход права требования к новому кредитору, в случае если необходимость получения данного согласия содержится в договоре, на основании которого возникло обязательство.

В случае оспаривания оферентом факта заключения договора, подписанного его представителем и направленного акцептанту, последний должен доказать факт получения оферентом акцептованного договора с подписью уполномоченного на заключение договора лица.

 

Д. обратился в суд с иском к ООО «Паритет» о взыскании  задолженности по договору поставки, указывая, что право требования данной задолженности с ООО «Паритет» он приобрел на основании договора цессии от 10 мая 2012 года. Задолженность у ответчика возникла в связи с неисполнением им своей обязанности по договору поставки от 06 июля 2009 года, заключенному с обществом с ограниченной ответственностью «Альбидум».

Решением районного суда Д. отказано в удовлетворении иска.

Апелляционным определением судебной коллегии решение суда отменено, принято новое решение об удовлетворении исковых требований.

Рассмотрев кассационную жалобу ООО «Паритет» на апелляционное определение, президиум Оренбургского областного суда пришел к следующим выводам.

Согласно статье 382 Гражданского кодекса Российской Федерации право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона.

Для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором.

В соответствии со статьей 388 Гражданского кодекса Российской Федерации уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит закону, иным правовым актам или договору.

Отменяя решение суда первой инстанции и удовлетворяя исковые требования Д., судебная коллегия оставила без внимания определенное в пункте 7.9 условие договора поставки зерновой сельскохозяйственной продукции №ПС/04/06 от 06 июля 2009 года, согласно которому ни одна из сторон не вправе передавать третьей стороне права и обязанности по настоящему договору без письменного разрешения другой стороны.

Выполняя требования статей 382, 388 Гражданского кодекса Российской Федерации, истец должен был представить доказательства получения первоначальным кредитором письменного разрешения ООО «Паритет» на уступку права требования по договору поставки другому лицу.

Кроме того, согласно статье 433 Гражданского кодекса Российской Федерации договор признается заключенным в момент получения лицом, направившим оферту, ее акцепта.

Таким образом, в случае оспаривания оферентом факта заключения договора, подписанного его представителем и направленного акцептанту, последний должен доказать факт получения оферентом акцептованного договора с подписью уполномоченного на заключение договора лица.

То обстоятельство, что акцептант, подписывая договор, не отправляет его оференту, свидетельствует об отсутствии между сторонами договорных отношений, следовательно, и обязательств, право требования по которым могло быть передано третьим лицам. Соответственно, выводы судебной коллегии о возникновении между сторонами договорных отношений, основанных на факте направления предполагаемым покупателем поставщику оферты о заключении договора поставки, не соответствуют требованиям закона.

(постановление № 44г-10 от 17 марта 2014 года)

 

 

 

Вопросы применения норм процессуального права

 

1. Определяя подведомственность заявления об оспаривании нормативных правовых актов, необходимо учитывать, что согласно положениям статьи 245 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд рассматривает дела, возникающие из публичных правоотношений, по заявлениям граждан, организаций, прокурора об оспаривании нормативных правовых актов полностью или в части, если рассмотрение этих заявлений не отнесено федеральным законом к компетенции иных судов.

 

ОАО «Южно-Уральский криолитовый завод» обратилось в суд с заявлением, указывая на то, что приказом Департамента Оренбургской области по ценам и регулированию тарифов от 18 декабря 2012 года № 179-т/э «Об утверждении тарифов на тепловую энергию» установлен одноставочный тариф на тепловую энергию, отпускаемую потребителям ОАО «Южно-Уральский криолитовый завод».

Заявитель просил признать недействующим приказ Департамента Оренбургской области по ценам и регулированию тарифов от 18 декабря 2012 года № 179-т/э «Об утверждении тарифов на тепловую энергию», считая вышеуказанный приказ необоснованным и незаконным, так как установленный тариф на тепловую энергию, отпускаемую потребителям ОАО «Южно-Уральский криолитовый завод», не позволяет производить и отпускать тепловую энергию без убытков.

Определением  судьи  Оренбургского  областного  суда отказано в принятии заявления.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Оренбургского областного суда определение судьи оставлено без изменений.

Рассмотрев кассационную жалобу ОАО «Южно-Уральский криолитовый завод» на вышеуказанные судебные постановления, президиум Оренбургского областного суда пришел к следующим выводам.

Установлено, что оспариваемым приказом Департамента Оренбургской области по ценам и регулированию тарифов установлен одноставочный тариф на тепловую энергию, отпускаемую потребителям ОАО «Южно-Уральский криолитовый завод».

Данный приказ вступил в силу после официального опубликования в газете «Оренбуржье».

Отказывая в принятии заявления, судья Оренбургского областного суда, с которым согласилась судебная коллегия, пришел к выводу о неподведомственности спора суду общей юрисдикции ввиду его экономического характера.

Между тем в силу положений статьи 26 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации верховный суд республики, краевой, областной суд, суд города федерального значения, суд автономной области и суд автономного округа рассматривают в качестве суда первой инстанции гражданские дела об оспаривании нормативных правовых актов органов государственной власти субъектов Российской Федерации, затрагивающих права, свободы и законные интересы граждан и организаций.

Статьей 245 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации предусмотрено, что суд рассматривает дела, возникающие из публичных правоотношений, по заявлениям граждан, организаций, прокурора об оспаривании нормативных правовых актов полностью или в части, если рассмотрение этих заявлений не отнесено федеральным законом к компетенции иных судов.

Так как федеральное законодательство не предусматривает компетенцию арбитражного суда по рассмотрению заявлений об оспаривании нормативных правовых актов органов государственной власти субъектов Российской Федерации ввиду несоответствия Федеральному закону от 27 июля 2010 года №190-ФЗ «О теплоснабжении», то заявление ОАО «Южно-Уральский криолитовый завод» подведомственно суду общей юрисдикции.

Кроме того, судебная коллегия указала на то, что оспариваемый заявителем приказ не отвечает всем признакам нормативного правового акта, поскольку устанавливает индивидуальные тарифы для одного конкретного хозяйствующего субъекта и распространяет свое действие только на это лицо.

Однако в соответствии с пунктом 9 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 ноября 2007 года № 48 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов полностью или в части» существенными признаками, характеризующими нормативный правовой акт, являются: издание его в установленном порядке управомоченным органом государственной власти, органом местного самоуправления или должностным лицом, наличие в нем правовых норм (правил поведения), обязательных для неопределенного круга лиц, рассчитанных на неоднократное применение, направленных на урегулирование общественных отношений либо на изменение или прекращение существующих правоотношений.

Из содержания оспариваемого приказа Департамента Оренбургской области по ценам и регулированию тарифов №179-т/э «Об утверждении тарифов на тепловую энергию, отпускаемую потребителям ОАО «Южно-Уральский криолитовый завод» следует, что его действие распространяется в том числе и на потребителей тепловой энергии, производимой и отпускаемой ОАО «Южно-Уральский криолитовый завод», и рассчитано на неоднократное применение. Указанный приказ принят исполнительным органом власти субъекта Российской Федерации в области государственного регулирования цен (тарифов) в пределах компетенции Департамента и содержит нормы, направленные на регулирование общественных отношений в сфере определения платы по теплоснабжению.

Таким образом, выводы судебной коллегии о несоответствии оспариваемого приказа всем признакам нормативного правового акта являются ошибочными и не соответствующими требованиям закона.

 (постановление № 44г-7 от  24 февраля 2014 года)

 

2. Правильное определение вида судопроизводства (исковое или по делам, возникающим из публичных правоотношений), в котором подлежат защите права и свободы гражданина или организации, не согласных с решением, действием (бездействием) органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего, зависит от характера правоотношений, из которых вытекает требование лица, обратившегося за судебной защитой, а не от избранной им формы обращения в суд (например, подача заявления в порядке, предусмотренном главой 25 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, или подача искового заявления).

 

Определением  районного суда заявление П. об оспаривании решений и действий МИФНС России № 5 по Оренбургской области оставлено без рассмотрения и заявителю разъяснено право на обращение в суд в порядке искового производства.

Определением судебной коллегии определение  районного суда оставлено без изменения.

Рассмотрев кассационную жалобу П. на вышеуказанные судебные постановления, президиум Оренбургского областного суда пришел к следующим выводам.

Обращаясь в суд с заявлением в порядке главы 25 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, П. указала, что оспаривает решение и действия налогового органа, выразившиеся в неправомерном предъявлении к ней требований об уплате налога на землю, рассчитанного по ставке 1,5 % от кадастровой стоимости земельного участка, полагая, что налоговый орган должен был рассчитать налог по ставке 0,3 % от кадастровой стоимости, поскольку участок используется для личного подсобного хозяйства и сельскохозяйственного производства.

Просила признать незаконными и нарушающими её права решения и действия МИФНС России № 5 по Оренбургской области, связанные с установлением  налога в размере 1,5 % от кадастровой стоимости земельного участка, вынесением и направлением почтовой связью налогового уведомления № 270051 в части указания земельного налога; обязать МИФНС России № 5 по Оренбургской области установить с августа 2009 года ставку земельного налога в размере 0,3 % от кадастровой стоимости земельного участка; отозвать налоговое уведомление в части указания суммы земельного налога.

Оставляя заявление без рассмотрения, суд первой инстанции, с которым согласилась судебная коллегия, руководствуясь положениями статей 131, 132 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, исходя из толкования статьи 138 Налогового кодекса Российской Федерации, со ссылкой на пункт 10 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 февраля 2009 года №2 пришел к выводу о том, что имеется спор о праве и заявление подлежит рассмотрению в исковом порядке.

Однако в соответствии с частью 1 статьи 254 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации гражданин, организация вправе оспорить в суде решение, действие (бездействие) органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего, если считают, что нарушены их права и свободы. Гражданин, организация вправе обратиться непосредственно в суд или в вышестоящий в порядке подчиненности орган государственной власти, орган местного самоуправления, к должностному лицу, государственному или муниципальному служащему.

Как разъяснено в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 февраля 2009 года № 2 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих», к действиям органов государственной власти, органов местного самоуправления, их должностных лиц, государственных или муниципальных служащих по смыслу главы 25 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации относится властное волеизъявление названных органов и лиц, которое не облечено в форму решения, но повлекло нарушение прав и свобод граждан и организаций или создало препятствия к их осуществлению. К действиям, в частности, относятся выраженные в устной форме требования должностных лиц органов, осуществляющих государственный надзор и контроль.

К бездействию относится неисполнение органом государственной власти, органом местного самоуправления, должностным лицом, государственным или муниципальным служащим обязанности, возложенной на них нормативными правовыми и иными актами, определяющими полномочия этих лиц (должностными инструкциями, положениями, регламентами, приказами).

Согласно пункту 9 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 февраля 2009 года № 2 судам следует иметь в виду, что правильное определение ими вида судопроизводства (исковое или по делам, возникающим из публичных правоотношений), в котором подлежат защите права и свободы гражданина или организации, не согласных с решением, действием (бездействием) органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего, зависит от характера правоотношений, из которых вытекает требование лица, обратившегося за судебной защитой, а не от избранной им формы обращения в суд (например, подача заявления в порядке, предусмотренном главой 25 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, или подача искового заявления).

Обращаясь в суд, П. ставит вопрос не о признании права, а о неправомерности действий (бездействия) должностных лиц налогового органа. Каких-либо требований искового характера не предъявлялось.

При таких обстоятельствах заявление подлежало рассмотрению в порядке главы 25 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, оснований для оставления заявления без рассмотрения у суда не было.

(постановление № 44г-12 от  24 марта 2014 года)

Скачать файл: