Адвокатская палата Оренбургской области

Информация

Поиск по сайту

Новости Федеральной палаты адвокатов

Обзор судебной практики президиума за 2 квартал 2014 г.

Утверждено

президиумом Оренбургского

областного суда

«____»___________ 2014 года №____

 

 

ОБЗОР

судебной практики

президиума Оренбургского областного суда

по гражданским делам

за второй квартал 2014 года

 

Вопросы применения норм материального права

 

1. Передача прав, удостоверенных закладной на основании сделки купли-продажи закладной, некредитной организации осуществляется без согласия должника-залогодателя и не противоречит положениям Закона Российской Федерации от 07 февраля 1992 года «О защите прав потребителей» и Федерального закона от 02 декабря 1990 года №395-1 «О банках и банковской деятельности».

 

Компания «К.» обратилась в суд с иском к Ш. о расторжении кредитного договора, заключенного между ОАО «КБ «Оренбург» и ответчиком, взыскании кредитной задолженности и обращении взыскания на заложенное имущество.

В обоснование заявленных требований компания указала, что по заключенному между ОАО «КБ «Оренбург» и Ш. кредитному договору ответчик получил от банка денежные средства на приобретение квартиры.

В обеспечение возврата кредита между сторонами заключен договор  залога вышеуказанного жилого помещения.

24 октября 2007 года между ОАО «КБ «Оренбург» и ЗАО «Банк жилищного финансирования» заключен договор передачи прав по закладной, согласно которому последнему переданы права по закладной, выданной в обеспечение обязательства по кредитному договору.

Впоследствии в результате неоднократной продажи прав по вышеуказанной закладной её владельцем стала Компания «К.» (истец).

Ответчик Ш. обратился в суд со встречным иском к компании «К» о признании ничтожным договора купли-продажи закладных, на основании которого к истцу перешли права по заключенному кредитному договору, ссылаясь на то, что кредитный договор не содержит условия о возможности уступки права требования по закладной третьим лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности.

Отказывая в удовлетворении исковых требований Компании «К» и удовлетворяя встречные исковые требования Ш., суды предыдущих инстанций сослались на разъяснения, данные в пункте 51 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 года №17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», согласно которым при разрешении дел по спорам об уступке требований, вытекающих из кредитных договоров с потребителями (физическими лицами), суд должен иметь в виду, что Законом о защите прав потребителей не предусмотрено право банка, иной кредитной организации передавать право требования по кредитному договору с потребителем (физическим лицом) лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, если иное не установлено законом или договором, содержащим данное условие, которое было согласовано сторонами при его заключении.

Однако согласно статье 48 Федерального закона от 16 июля 1998 года №102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» передача прав на закладную другому лицу означает передачу тем самым этому лицу всех удостоверяемых ею прав в совокупности. Владельцу закладной принадлежат все удостоверенные ею права, в том числе права залогодержателя и права кредитора по обеспеченному ипотекой обязательству, независимо от прав первоначального залогодержателя и предшествующих владельцев закладной.

Отменяя постановления судов предыдущих инстанций, президиум указал, что Федеральным законом от 16 июля 1998 года №102-ФЗ «Об ипотеке», регулирующим передачу прав на закладную, установлены специальные правила оборота закладной как ценной бумаги, не содержащие ограничений в обороте этих ценных бумаг и, соответственно, в оборотоспособности удостоверяемых ими обязательственных и иных прав. Закон об ипотеке не предусматривает положений о необходимости получения согласия должника-залогодателя на переход к другому лицу прав на закладную, а также не содержит каких-либо требований, предъявляемых к новому законному владельцу закладной.

(постановление от 02 июня 2014 года № 44г-17)

 

2. При рассмотрении дел, связанных с требованиями о недействительности (ничтожности) взимаемых банками дополнительных платежей с заемщиков-граждан при предоставлении им кредитов, в каждом конкретном деле следует выяснять, являются ли те или иные суммы платой за оказание самостоятельной финансовой услуги либо они предусмотрены за стандартные действия, без совершения которых банк не смог бы заключить и исполнить кредитный договор.

 

Ф. обратился к мировому судье с иском о признании ничтожными условий кредитного договора об уплате комиссий. В обоснование своих требований указал, что между ним и ОАО «СКБ-Банк» заключен кредитный договор, по условиям которого ему предоставлен кредит на срок до 27 октября 2015 года с уплатой процентов за пользование кредитом в размере 17,9 % годовых. Согласно пункту 12.5 кредитного договора заемщик обязан уплатить банку комиссию за выдачу кредита в размере 4 % от суммы предоставленного кредита, а в соответствии с пунктом 12.6 договора за обслуживание и сопровождение кредита заемщик уплачивает комиссию в размере 550 рублей ежемесячно в соответствии с графиком погашения задолженности.  

            Судами предыдущих инстанций отказано в удовлетворении исковых требований Ф. со ссылкой на свободу договора и добровольность принятых заемщиком обязательств.

Исходя из положений части 1 статьи 845, части 1 статьи 851 Гражданского кодекса Российской Федерации, по договору банковского счета банк обязуется принимать и зачислять поступающие на счет, открытый клиенту (владельцу счета), денежные средства, выполнять распоряжения клиента о перечислении и выдаче соответствующих сумм со счета и проведении других операций по счету. В случаях, предусмотренных договором банковского счета, клиент оплачивает услуги банка по совершению операций с денежными средствами, находящимися на счете.

В соответствии со статьей 16 Закона Российской Федерации от 07 февраля 1992 года №2300-1 «О защите прав потребителей» условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными. Запрещается обусловливать приобретение одних товаров (работ, услуг) обязательным приобретением иных товаров (работ, услуг). Убытки, причиненные потребителю вследствие нарушения его права на свободный выбор товаров (работ, услуг), возмещаются продавцом (исполнителем) в полном объеме.

Вопреки требованиям действующего законодательства судами нижестоящих инстанций не установлено, являлось ли предоставление кредита путем выдачи банком через кассу наличных денежных средств заемщику, по существу, лишь способом выдачи кредита либо при этом банком оказывались какие-либо дополнительные услуги, была ли комиссия за обслуживание и сопровождение кредита предусмотрена лишь за стандартные действия, без совершения которых банк не смог бы заключить и исполнить кредитный договор, либо являлась самостоятельной финансовой услугой, какие именно услуги по обслуживанию и сопровождению кредита оказаны банком, использовался ли открытый банком счет заемщика только в целях погашения кредитной задолженности и исполнения обязанностей банка в рамках заключенного с клиентом кредитного договора.

            Указанные обстоятельства послужили основанием для отмены судебных постановлений и направления гражданского дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

(постановление от 16 июня 2014 года № 44г-19)

 

3. Затраты, понесенные работодателем на обучение работника, подлежат возмещению в случае увольнения последнего без уважительных причин, если данное условие содержится в соглашении об обучении, при этом обязательное получение работником новой профессии или специальности законом не предусмотрено. Обучение работника может производиться как с целью смены профессии, так и для повышения профессиональной квалификации.

 

ООО «В» обратилось в суд с требованиями к Ж., указывая, что 10 декабря 2010 года между истцом и ответчиком заключен трудовой договор, в соответствии с которым Ж. принят на работу в качестве продавца-консультанта.

В 2011 и 2012 годах между работодателем и Ж. заключено 11 ученических договоров, в результате исполнения которых работодатель понёс соответствующие расходы. Согласно условиям каждого из указанных договоров Ж. взял на себя обязательства отработать у данного работодателя не менее 3 лет.

26 октября 2012 года на основании личного заявления с Ж. прекращены трудовые отношения. При этом ответчик не отработал трехлетний срок с момента прохождения обучения и не возместил затраты работодателя.

Решением суда первой инстанции частично удовлетворены исковые требования ООО «В», исходя из затрат работодателя на обучение уволенного работника, с учетом отработанного после заключения ученического договора времени.

Отменяя решение суда первой инстанции и отказывая в удовлетворении исковых требований, суд апелляционной инстанции сослался на то, что ученические договоры не содержат указания на конкретную профессию, специальность, квалификацию, приобретаемую работником, следовательно, не могут являться действительными.

Согласно статье 249 Трудового кодекса Российской Федерации в случае увольнения без уважительных причин до истечения срока, обусловленного трудовым договором или соглашением об обучении за счет средств работодателя, работник обязан возместить затраты, понесенные работодателем на его обучение, исчисленные пропорционально фактически не отработанному после окончания обучения времени, если иное не предусмотрено трудовым договором или соглашением об обучении.

Соглашаясь с выводами суда первой инстанции, президиум указал, что имеющиеся в материалах дела соглашения об обучении не противоречат действующему законодательству и трудовому договору, так как обучение работника может производиться как с целью смены профессии, так и для  повышения профессиональной квалификации, следовательно, ответчик при увольнении по собственному желанию должен был возместить работодателю расходы на обучение в соответствии с условиями соглашений.

(постановление № 44г-22 от 30 июня 2014 года № 44г-22)

 

 

Вопросы применения норм процессуального права

 

1. В случае рассмотрения гражданского дела в отсутствие лица, привлеченного к участию в деле, необходимым условием является наличие в материалах дела извещения отсутствующего участника процесса в соответствии со статьей 113 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

 

О. обратилась в суд с жалобой на действие судебного пристава-исполнителя, указав, что решение Центрального районного суда г. Оренбурга от 12 января 2012 года, которым на Г. возложена обязанность установить на крыше дома лотки для отвода воды с крыши, до настоящего времени не исполнено.

13 августа 2013 года судебный пристав-исполнитель,  установив, что взыскатель своими действиями препятствует исполнению исполнительного документа, составил акт о наличии обстоятельств, в соответствии с которыми исполнительный документ возвращается взыскателю, и вынес постановление об окончании исполнительного  производства и возвращении взыскателю исполнительного документа.

Заявитель просила суд отменить постановление судебного пристава-исполнителя об окончании исполнительного производства и возвращении исполнительного документа взыскателю.

Определением судьи Центрального районного суда г. Оренбурга от  06 сентября 2013 года к участию в деле в качестве заинтересованного лица привлечена Г. (должник по исполнительному производству).

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения судебной коллегией, жалоба О. удовлетворена.

Апелляционная жалоба на решение суда первой инстанции рассмотрена в отсутствие заинтересованного лица Г., при этом судебная коллегия указала, что последняя была извещена о времени и месте проведения судебного заседания надлежащим образом.

В ходе рассмотрения кассационной жалобы Г. установлен факт отсутствия в материалах дела доказательств надлежащего извещения заявителя о рассмотрении гражданского дела в суде апелляционной инстанции с соблюдением требований статьи 113 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, что послужило основанием для отмены апелляционного определения.

(постановление от  12 мая 2014 года № 44г-13)

 

 

2. Суд имеет право выйти за пределы заявленных требований (разрешить требование, которое не заявлено, удовлетворить требование истца в большем размере, чем оно было заявлено) лишь в случаях, прямо предусмотренных федеральными законами.

 

21 июня 2011 года между сторонами заключен договор подряда, согласно которому заказчик Б. обязуется оплатить, а исполнитель ИП К. принимает на себя обязательство выполнить работы по строительству жилого дома из собственного материала в объеме, порядке и на условиях, предусмотренных договором.

ИП К. обязался выполнить работы по строительству дома в срок до 31 ноября 2011 года.

После подписания настоящего договора заказчик Б. осуществил предоплату в размере 50% от стоимости всего объема работ и строительного материала.

В предусмотренный договором срок ответчик не исполнил свои обязанности, предусмотренные договором подряда.

20 ноября 2012 года истцом в адрес ответчика направлена претензия по качеству и нарушению сроков выполнения работ.

В досудебном порядке вышеуказанная претензия ответчиком не была удовлетворена.

Б. обратился в суд с исковым заявлением, в котором просил взыскать с ответчика разницу между фактически выполненной работой и внесенной предоплатой, компенсацию морального вреда и неустойку в сумме 664 752 рублей.

Судом первой инстанции в удовлетворении требований отказано в полном объеме.

Судебная коллегия, отменяя решение суда в части отказа во взыскании неустойки и компенсации морального вреда, пришла к выводу о нарушении исполнителем по договору подряда сроков выполнения работ и возникновении обязанности последнего выплатить заказчику неустойку, предусмотренную статьей 28 Закона Российской Федерации от 07 февраля 1992 года «О защите прав потребителей».

При расчете неустойки судебная коллегия исходила из срока нарушения обязательства, ограничив его общей ценой заказа в размере 2 640 000 рублей.

В силу положений статьи 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основание и предмет иска определяет истец.

Согласно статье 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд принимает решение по заявленным истцом требованиям. Однако суд может выйти за пределы заявленных требований в случаях, предусмотренных федеральным законом.

Из разъяснений, данных в пункте 5 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 года № 23 «О судебном решении», следует, что выйти за пределы заявленных требований (разрешить требование, которое не заявлено, удовлетворить требование истца в большем размере, чем оно было заявлено) суд имеет право лишь в случаях, прямо предусмотренных федеральными законами.

Частично отменяя апелляционное определение, президиум указал, что, взыскивая с ответчика неустойку за нарушение сроков выполнения работ в сумме 2 640 000 рублей, судебная коллегия вышла за пределы исковых требований Б., который просил взыскать неустойку в сумме 664 752 рублей, и при этом не учла, что закон такой возможности (выход за пределы заявленных требований) в данном случае не предусматривает. 

 (постановление от 12 мая 2014 года № 44г-14)

Скачать файл: