Адвокатская палата Оренбургской области

Информация

Поиск по сайту

Новости Федеральной палаты адвокатов

Обзор судебной практики президиума за 3 квартал 2013 г.

Утвержден

на заседании президиума

Оренбургского областного суда

«3» февраля 2014 года

 

 

ОБЗОР

судебной практики

президиума Оренбургского областного суда

по гражданским делам

за третий квартал 2013 года

 

Вопросы применения норм материального права

 

1. Согласие потерпевшего на переход права требования к должнику в размере капитализированных платежей к Российской Федерации и, как следствие, последующее получение периодических платежей в возмещение вреда здоровью за счет средств казны Российской Федерации является необходимым в тех случаях, когда потерпевший имеет возможность реализовать свое право на получение в процессе процедуры банкротства (ликвидации) должника единовременно всей суммы капитализированных платежей.

 

Щ. обратился в суд с иском к  Министерству финансов Российской Федерации,  указав, что 11 июля 1980 года в результате дорожно-транспортного происшествия, произошедшего по вине Абдулинского ДРСУ, он получил увечье - тяжелую закрытую черепно-мозговую травму, в связи с которым ему была установлена инвалидность 2 группы бессрочно, утрата профессиональной трудоспособности от несчастного случая составила  90% .

Решением районного суда с Абдулинского ДРСУ, которое являлось филиалом ГУП «Оренбургавтодор», в его пользу  взысканы ежемесячные выплаты в возмещение вреда здоровью пожизненно.

Решением Арбитражного суда Оренбургской области  ГУП «Оренбургавтодор» признано банкротом с открытием конкурсного производства. Ему была произведена капитализация повременных платежей за причинение вреда здоровью,  и он с 2005 года включен в первую очередь реестра требований кредиторов с расчетной суммой капитализированных платежей.

Определением Арбитражного суда Оренбургской области конкурсное производство в отношении ГУП «Оренбургавтодор» завершено, предприятие ликвидировано. Сумма капитализированных платежей не выплачена.

Полагая, что обязательства по выплате капитализированных платежей перешли к Российской Федерации, истец просил суд взыскать с Министерства финансов Российской Федерации в лице Управления Федерального казначейства по Оренбургской области за счет средств казны Российской Федерации капитализированные платежи.

Решением районного суда исковые требования Щ. удовлетворены.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам  Оренбургского  областного суда  решение районного суда отменено, вынесено новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований.

Изучив доводы кассационной жалобы Щ., проверив материалы дела, президиум Оренбургского областного суда пришел к следующему.

В силу пункта 2 статьи 1093 Гражданского кодекса Российской Федерации в случае ликвидации юридического лица, признанного в установленном порядке ответственным за вред, причиненный жизни или здоровью, соответствующие платежи должны быть капитализированы для выплаты их потерпевшему по правилам, установленным законом или иными правовыми актами. Законом или иными правовыми актами могут быть установлены и другие случаи, при которых может быть произведена капитализация платежей.

Согласно пункту 1 статьи 135 Федерального закона от 26 октября        2002 года №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» определение размера требований граждан, перед которыми должник несет ответственность за причинение вреда жизни или здоровью, осуществляется путем капитализации соответствующих повременных платежей, установленных на дату принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства и подлежащих выплате гражданам до достижения ими возраста семидесяти лет, но не менее чем за десять лет. Порядок и условия капитализации соответствующих повременных платежей определяются Правительством Российской Федерации.

Пункт 3 указанной нормы предусматривает, что с согласия гражданина его право требования к должнику в сумме капитализированных повременных платежей переходит к Российской Федерации. Указанное требование в случае перехода его к Российской Федерации также удовлетворяется в первую очередь. В этом случае обязательства должника перед гражданином по выплате капитализированных повременных платежей переходят к Российской Федерации и исполняются Российской Федерацией в соответствии с Федеральным законом в порядке, определенном Правительством Российской Федерации (пункт 3 статьи 135 вышеназванного Федерального закона).

Отменяя решение суда первой инстанции и принимая новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований, судебная коллегия исходила из того, что истцом не было дано согласие на передачу Российской Федерации права требования к должнику в размере капитализированных платежей.

При этом суд апелляционной инстанции указал, что обстоятельства, касающиеся нарушения перехода права по выплате повременных платежей к Российской Федерации, в суде первой инстанции не выяснялись.

Согласно позиции, закрепленной в пункте 40 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 января 2010 года №1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина», при рассмотрении дел, связанных с капитализацией платежей при банкротстве (ликвидации) юридического лица, признанного в установленном порядке ответственным за вред, причиненный жизни или здоровью потерпевшего (не являющегося застрахованным или иным лицом, имеющим право на страховые выплаты), следует выяснять, имело ли место согласие потерпевшего на передачу Российской Федерации права требования к должнику в размере капитализированных платежей (пункт 3 статьи 135 Федерального закона от 26 октября 2002 года №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»).

В то же время с выводами судебной коллегии об отсутствии оснований для удовлетворения требований истца только лишь по причине отсутствия его согласия на передачу Российской Федерации права требования капитализированных платежей к должнику, существование которого в качестве юридического лица прекращено, согласиться нельзя.

Согласие потерпевшего на переход права требования к должнику в размере капитализированных платежей к Российской Федерации и, как следствие, последующее получение периодических платежей в возмещение вреда здоровью за счет средств казны Российской Федерации является необходимым в тех случаях, когда потерпевший имеет возможность реализовать свое право на получение в процессе процедуры банкротства (ликвидации) должника единовременно всей суммы капитализированных платежей.

Из материалов дела следует, что конкурсная масса ГУП «Оренбургавтодор» не позволяла истцу реализовать свое право на получение от должника единовременно всей суммы капитализированных платежей, а значит, реализовать свое право на возмещение вреда здоровью.

В соответствии с информационным письмом  Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13 апреля 2010 года №136 арбитражным судам следует иметь в виду, что в ходе конкурсного производства (вплоть до его завершения) арбитражный суд, рассматривающий дело о банкротстве, обязан разъяснять всем гражданам, перед которыми должник несет ответственность за вред, причиненный жизни или здоровью, и которые не являются застрахованными или иными лицами, имеющими право на страховые выплаты, положения пункта 3 статьи 135 Закона о банкротстве о наличии у них права дать согласие на переход к Российской Федерации своего права требования к должнику и о последствиях данного согласия в виде перехода обязанности по выплате повременных платежей к Российской Федерации.

Доказательства, подтверждающие разъяснение арбитражным судом в ходе рассмотрения дела о банкротстве ГУП «Оренбургавтодор» потерпевшему Щ. права дать согласие на переход к Российской Федерации права требования к должнику, отсутствуют. Письмо, адресованное Щ. за подписью председателя судебного состава Арбитражного суда Оренбургской области, вопреки выводам судебной коллегии, не свидетельствует о разъяснении ему указанного права и о его отказе от перехода права требования к Российской Федерации.

Таким образом, капитализированные платежи Щ. не получены, при этом порядок перехода права требования к Российской Федерации нарушен не по его вине.

С учетом изложенного, в целях исправления допущенной судом апелляционной инстанции при рассмотрении дела ошибки в применении норм материального права президиум Оренбургского областного отменил апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Оренбургского областного суда, направив дело на новое рассмотрение в апелляционную инстанцию Оренбургского областного суда.

(постановление № 32 от 22 июля 2013 года)

 

2. Выяснение вопроса о том, когда заемщик прекратил надлежащее исполнение обязательств по возврату кредита и предъявлен ли иск к поручителю в пределах срока, определяемого по правилам, предусмотренным в пункте 4 статьи 367 Гражданского кодекса Российской Федерации, прерывался ли этот срок в связи с подачей кредитором заявления о выдаче судебного приказа, имеет существенное значение для правильного разрешения требований кредитора, предъявленных к поручителю.

 

ОАО КБ «Оренбург» обратилось в суд с вышеназванным  иском к К., Ш., указав, что между ОАО КБ «Оренбург» и К. был заключен кредитный договор, в соответствии с которым банк обязался предоставить кредит со сроком погашения 10 ноября 2013 года с взиманием 18% годовых. В соответствии  с пунктом 3.2 кредитного договора заемщик не позднее даты очередного платежа обязан обеспечить наличие денежных средств на своем счете в сумме не менее суммы очередного платежа. Однако К. свои обязательства по договору не выполняет. Банком направлялись письма клиенту о возникшей просроченной задолженности. Обеспечением исполнения обязательств по кредитному договору является договор поручительства, заключенный с Ш.

Истец просил суд взыскать с ответчиков солидарно задолженность по кредитному договору.

Решением районного суда исковые требования ОАО КБ «Оренбург» удовлетворены.

Взыскана солидарно с К. и Ш. в пользу ОАО КБ «Оренбург»  задолженность по кредитному договору и расходы по уплате государственной пошлины.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Оренбургского областного суда решение суда оставлено без изменения.

Ш. в кассационной жалобе оспаривает состоявшиеся по делу судебные постановления в части взыскания с нее задолженности по кредитному договору ссылаясь в кассационной жалобе на пункт 4 статьи 367 Гражданского кодекса Российской Федерации и указывая на то, что установленное договором условие о действии поручительства до момента полного исполнения заемщиком обязательств по кредитному договору не может считаться условием о сроке, поскольку не соответствует требованиям статьи 190 Гражданского кодекса Российской  Федерации. В  связи  с тем, что договор поручительства не содержит условий относительно срока действия договора, кредитор имел право обратиться с иском к ней как к поручителю до марта 2010 года, а  поскольку после этой даты отношения поручительства между ней и банком  были  прекращены  вследствие прекращения поручительства, считает, что оснований для взыскания с нее суммы долга с процентами  как с поручителя у суда не имелось.

Данные доводы заявителя президиум Оренбургского областного суда посчитал заслуживающими внимания.

В силу пункта 4 статьи 367 Гражданского кодекса Российской Федерации поручительство прекращается по истечении указанного в договоре поручительства срока, на который оно дано. Если такой срок не установлен, оно прекращается, если кредитор в течение года со дня наступления срока исполнения обеспеченного поручительством обязательства не предъявит иска к поручителю.

По смыслу вышеприведенной нормы договор поручительства является срочным договором, поэтому поручительство дается на определенный срок. Если кредитор не предъявит иск к поручителю в течение года с момента наступления срока исполнения обеспеченного обязательства, поручительство считается прекращенным.

Вместе с тем договор поручительства нельзя считать прекращенным в той части, которая касается ответственности поручителя за невыполнение кредитного договора по погашению кредита до истечения одного года с момента возникновения права требования исполнения соответствующей части обязательства. 

В соответствии со статьей 190 Гражданского кодекса Российской Федерации установленный законом, иными правовыми актами, сделкой или назначаемый судом срок определяется календарной датой или истечением периода времени, который исчисляется годами, месяцами, неделями, днями или часами. Срок может определяться также указанием на событие, которое должно неизбежно наступить.

В обжалуемом судебном решении суд указал, что заключенный с Ш. договор поручительства от 10 января 2008 года содержит условие о сроке поручительства  - до 10 ноября 2013 года, который на момент рассмотрения настоящего дела не истек.

Однако эти выводы суда первой инстанции не соответствуют условиям  договора поручительства, поскольку в разделе 3 «Срок действия поручительства» договора поручительства каких-либо четких и определенных положений относительно срока действия договора поручительства не содержится.

Что касается содержащегося в пункте 1.1 договора поручительства  условия о том, что поручитель обязуется перед банком отвечать полностью за исполнение заемщиком обязательств по кредитному договору от 10 ноября 2008 года  -  по возврату суммы долга не позднее 10 ноября 2013 года, то оно также не является условием о сроке, на которое дано поручительство, и не свидетельствует о том, что поручительство дано на тот же срок.

При таких обстоятельствах срок поручительства, на который оно дано, договором поручительства не установлен.

Как следует из материалов дела, по условиям кредитного договора возврат основной суммы долга заемщиком должен был осуществляться ежемесячно равными долями в соответствии с графиком, проценты за пользование кредитом должны были уплачиваться одновременно с уплатой платежей в счет погашения основного долга. Из этого следует, что указанным договором предусмотрено исполнение обязательства по частям (статья 311 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В адресованных заемщику и поручителю уведомлениях о досрочном истребовании задолженности кредитор указывает на наличие задолженности по кредиту на 31 августа 2009 года и на 17 декабря 2009 года, однако не указывает конкретно, когда заемщик прекратил надлежащим образом исполнять свои обязательства.

Суд в решении указал, что заемщик прекратил исполнять обязательства  по погашению кредита и уплате процентов с 29 декабря 2009 года, однако данное обстоятельство материалами дела не доказано.

Согласно имеющейся в материалах дела выписке по счету клиента К. ненадлежащее исполнение обязательств по кредитному договору имело место уже с февраля 2009 года.

Выяснение вопроса о том, когда заемщик прекратил надлежащее исполнение обязательств по возврату кредита и предъявлен ли иск к поручителю в пределах срока, определяемого по правилам, предусмотренным в пункте 4 статьи 367 Гражданского кодекса Российской Федерации, прерывался ли этот срок в связи с подачей кредитором заявления о выдаче судебного приказа, имеет существенное значение для правильного разрешения требований кредитора, предъявленных к поручителю.

Однако это судами первой и апелляционной инстанций при разрешении спора учтено не было.

В целях исправления судебной ошибки, допущенной при рассмотрении дела судами первой и апелляционной инстанций, в применении норм материального права, которая повлекла вынесение незаконных судебных постановлений, президиум Оренбургского областного суда решение районного суда и  апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Оренбургского областного суда в части удовлетворения исковых требований ОАО КБ «Оренбург» к Ш. о взыскании задолженности по кредитному договору и расходов по уплате государственной пошлины отменил, а дело, ввиду невозможности устранения допущенных нарушений в рамках кассационного производства, направил на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

            (постановление № 44г-41 от 15 июля 2013 года)

 

3. Если судом будет установлено, что страховщик отказал в страховой выплате или выплатил страховое возмещение в неполном объеме, неустойка подлежит начислению со дня, когда страховщик незаконно отказал в выплате или выплатил страховое возмещение в неполном объеме.

М. обратилась с иском к ООО «Росгосстрах», указав, что произошло дорожно-транспортное происшествие с участием принадлежащего ей автомобиля и автомобиля под управлением водителя К. Виновным в совершении дорожно-транспортного происшествия признан К., гражданская ответственность которого застрахована в ООО «Росгосстрах». Страховая компания отказала в выплате страхового возмещения, однако на основании решения районного суда от 15 июня 2012 года с ответчика в ее пользу взыскана стоимость восстановительного ремонта автомобиля и расходы по составлению отчета. Истец просил суд взыскать в ее пользу с    ООО «Росгосстрах» неустойку за период с 07 ноября 2011 года по 27 июля 2012 года, расходы по оплате услуг представителя, расходы на составление доверенности, расходы по уплате госпошлины.

Решением мирового судьи в удовлетворении вышеназванных исковых требований М. отказано.

Апелляционным определением районного суда решение мирового судьи оставлено без изменения.

Проверив доводы кассационной жалобы М. и материалы дела, президиум Оренбургского областного суда пришел к следующему.

Из материалов дела следует, что 06 октября 2011 года М. обратилась в ООО «Росгосстрах» с заявлением о выплате страхового возмещения в связи с наступлением страхового случая.

В письме от 27 октября 2011 года ООО «Росгосстрах» сообщило об отказе М. в выплате страхового возмещения по тем основаниям, что она, являясь потерпевшей, не воспользовалась правом на обращение в страховую компанию по процедуре, установленной законодательством об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств, и не выполнила обязанности, предусмотренные пунктом 45 Правил обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств.

Решением районного суда от 15 июня 2012 года с ООО «Росгосстрах» в пользу М. взыскано страховое возмещение и расходы за проведение оценки.

Истец на основании статьи 13 Федерального закона от 25 апреля    2002 года № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности  владельцев транспортных средств»  просил взыскать с ООО «Росгосстрах» неустойку за период с 07 ноября 2011 года по 27 июля 2012 года. 

Разрешая требования о взыскании неустойки за просрочку выплаты страхового возмещения, мировой судья исходил из положений пункта             2 статьи 13 Федерального закона от 25 апреля 2002 года № 40-ФЗ «Об  обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», согласно которому страховщик рассматривает заявление потерпевшего о страховой выплате и предусмотренные правилами  обязательного страхования приложенные к нему документы в течение           30 дней со дня получения. В течение указанного срока страховщик обязан произвести страховую выплату потерпевшему или направить ему мотивированный отказ о такой выплате. При неисполнении данной обязанности страховщик за каждый день просрочки уплачивает потерпевшему неустойку (пени) в размере одной семьдесят пятой ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации, действующей на день, когда страховщик должен был исполнить эту обязанность, от установленной статьей 7 настоящего Федерального закона страховой суммы по виду возмещения вреда каждому потерпевшему.

Установив изложенные в обжалуемом судебном акте обстоятельства дела и учитывая, что ООО «Росгосстрах» были соблюдены требования пункта 2 статьи 13 Федерального закона от 25 апреля 2002 года  № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» по направлению страхователю мотивированного отказа в выплате страхового возмещения в установленный срок, мировой судья сделал вывод об отсутствии оснований для удовлетворения требований истца о взыскании с ООО «Росгосстрах» неустойки.

Между тем данные выводы мирового судьи и суда апелляционной инстанции, согласившегося с ними, основаны на неправильном толковании норм материального права, регулирующих спорные отношения сторон.

Согласно статье 309 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований - в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями.

Исходя из части 2 статьи 13 Федерального закона от 25 апреля 2002 года № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», страховщик рассматривает заявление потерпевшего о страховой выплате и предусмотренные правилами обязательного страхования приложенные к нему документы в течение           30 дней со дня их получения. В течение указанного срока страховщик обязан произвести страховую выплату потерпевшему или направить ему мотивированный отказ в такой выплате. При неисполнении данной обязанности страховщик за каждый день просрочки уплачивает потерпевшему неустойку (пени) в размере одной семьдесят пятой ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации, действующей на день, когда страховщик должен был исполнить эту обязанность, от установленной статьей 7 данного Федерального закона страховой суммы по виду возмещения вреда каждому потерпевшему.

В силу пункта 1 статьи 330 Гражданского кодекса Российской Федерации неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения.

Таким образом, если судом будет установлено, что страховщик отказал в страховой выплате или выплатил страховое возмещение в неполном объеме, неустойка подлежит начислению со дня, когда страховщик незаконно отказал в выплате или выплатил страховое возмещение в неполном объеме.

Вступившим в законную силу решением районного суда от 15 июня 2012 года, принятым по спору между теми же сторонами, установлено, что отказ ответчика в выплате страхового возмещения М. является незаконным.

Следовательно, неустойка подлежала начислению со дня, когда страховщик незаконно отказал в страховой выплате, до дня фактической выплаты страхового возмещения.

(постановление № 44г-43 от 05 августа 2013 года)

 

4. Неправильное применение судебными инстанциями норм материального права о неосновательном обогащении повлекло отмену судебных постановлений в кассационном порядке.    

 

Т. обратилась с иском к У., указав в его обоснование, что по договору от 16 сентября 2008 года она передала У. аванс за приобретаемый у него жилой дом. Ответчик обязался оформить документы на дом до октября 2009 года, однако позже выяснилось, что ответчик собственником дома не является.

Решением районного суда в удовлетворении иска о признании за Т. права собственности на приобретенное домовладение было отказано.

Решением мирового судьи с У. были взысканы проценты за пользование чужими денежными средствами по 20 июля 2010 года. Однако с 21 июля 2010 года У. продолжает пользоваться чужими денежными средствами.

Истец просила взыскать с У. проценты за пользование чужими денежными средствами за период с 21 июля 2010 года по 21 января 2013 года и судебные расходы, состоящие из уплаты государственной пошлины  и оказания юридической помощи.

Решением мирового судьи, оставленным без изменения апелляционным определением районного суда, в удовлетворении вышеназванных исковых требований Т. отказано.

Проверив доводы кассационной жалобы Т. и материалы дела, президиум Оренбургского областного суда пришел к следующему.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 настоящего Кодекса.

            На сумму неосновательного денежного обогащения подлежат начислению проценты за пользование чужими средствами (статья 395) с того времени, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности получения или сбережения денежных средств (пункт 2 статьи 1107 Кодекса).

            В соответствии со статьей 395 Гражданского кодекса Российской Федерации за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств. Размер процентов определяется существующей в месте жительства кредитора, а если кредитором является юридическое лицо - в месте его нахождения учетной ставкой банковского процента на день исполнения денежного обязательства или его соответствующей части. При взыскании долга в судебном порядке суд может удовлетворить требование кредитора, исходя из учетной ставки банковского процента на день предъявления иска или на день вынесения решения. Эти правила применяются, если иной размер процентов не установлен законом или договором.

Отказывая в удовлетворении требований истца, мировой судья исходил из того, что обязанность ответчика выплачивать проценты за незаконное пользование денежными средствами возникает лишь после того, как истец обратится к ответчику с соответствующим требованием о возврате денежных средств, поскольку до заявления истцом требований о возврате денежных средств ответчик может обоснованно полагать, что стороны состоят в договорных отношениях и пользование ответчиком денежными средствами, уплаченными истцом, носит правомерный характер.

Поскольку Т. не заявлялись требования о взыскании с ответчика денежных средств, уплаченных за жилой дом, и она продолжает проживать в нем и пользоваться им, как своим собственным, мировой судья посчитал, что пользование ответчиком денежными средствами, уплаченными ему истцом по договору купли-продажи, не носит неправомерный характер.

С учетом приведенных обстоятельств, мировой судья, с которым согласился и суд апелляционной инстанции, пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения заявленных Т. требований о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами за период с 21 июля 2010 года по 21 января 2013 года.

Между тем с таким выводом мирового судьи и суда апелляционной инстанции согласиться нельзя по следующим основаниям.

Вступившим в законную силу решением районного суда от 17 февраля 2010 года в удовлетворении исковых требований Т. к У. о признании права собственности на указанный жилой дом, государственной регистрации права  собственности на дом и снятии с регистрационного учета У. и членов его семьи было отказано. Суд признал договор купли-продажи жилого дома между Т. и  У. незаключенным, а следовательно, У. обязан был возвратить полученные от Т. в счет оплаты стоимости  жилого дома денежные средства, составляющие неосновательное обогащение, чего он не сделал, продолжая неправомерно удерживать денежные средства.

Незаконность удержания ответчиком полученных от истца денежных средств в счет оплаты стоимости жилого дома установлена вступившим в законную силу решением мирового судьи от 10 августа 2010 года, принятым по спору между теми же сторонами.  

При таких обстоятельствах имелись основания для взыскания с У.  в пользу Т. процентов за пользование чужими денежными средствами в соответствии со статьей 395 Гражданского кодекса Российской Федерации.

То обстоятельство, что истец не предъявляет требования о взыскании самой суммы неосновательного обогащения, само по себе не может служить основанием для отказа в иске, поскольку нормы Гражданского кодекса Российской Федерации, регулирующие обязательства вследствие неосновательного обогащения, не содержат такого запрета.

            В целях исправления судебной ошибки, допущенной при рассмотрении дела мировым судьей и судом апелляционной инстанции в применении норм материального права, которая повлекла вынесение незаконного решения,  президиум Оренбургского областного суда решение мирового судьи и апелляционное определение районного суда отменил и вынес новое решение об удовлетворении иска.

(постановление № 44 от 12 августа 2013 года )

 

5. Договор обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств является договором имущественного страхования, и на него распространяются общие положения Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей».

 

Г. обратился в суд с названным иском к ответчикам ООО «Росгосстрах» и Д., указав в его обоснование, что 14 июля 2011 года произошло дорожно-транспортное происшествие с участием принадлежащего ему на праве собственности автомобиля BA3 и автомобиля NISSAN NOTE под управлением водителя Д. В результате столкновения его автомобиль получил механические повреждения.

Виновным в совершении дорожно-транспортного происшествия признан Д., гражданская ответственность которого застрахована в страховой компании ООО «Росгосстрах». По результатам рассмотрения документов  ООО «Росгосстрах» произвело страховую выплату, с размером которой он не согласился, но страховая компания проигнорировала его заявление. В целях определения суммы ущерба он обратился к независимому эксперту. В момент дорожно-транспортного происшествия в автомобиле  BA3-21063 находилась его супруга, которая получила телесные повреждения. За время вынужденного нахождения на листке нетрудоспособности супруга понесла убытки в виде упущенной выгоды.

Истец просил суд взыскать с ООО «Росгосстрах» недоплаченное страховое возмещение, расходы по оплате услуг оценщика и телеграмм, компенсацию морального вреда, расходы по оплате услуг представителя и по уплате госпошлины, также просил взыскать с Д. компенсацию морального вреда и упущенную выгоду за время нахождения на листке нетрудоспособности его супруги, пострадавшей в дорожно-транспортном происшествии.

Решением районного суда исковые требования Г. удовлетворены частично.

Взысканы с ООО «Росгосстрах» в пользу Г. возмещение ущерба, причиненного дорожно-транспортным происшествием, стоимость услуг по оценке, расходы по оплате телеграмм, расходы по уплате государственной пошлины и по оплате услуг представителя, в остальной части иска отказано.

В удовлетворении исковых требований Г. к Д. отказано.

Взысканы с ООО «Росгосстрах» в пользу АНО «Лаборатория судебных и технических экспертиз» расходы по оплате услуг эксперта за проведение судебной экспертизы.

Взысканы с Г. в пользу АНО «Лаборатория судебных и технических экспертиз» расходы по оплате услуг эксперта за проведение судебной экспертизы.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Оренбургского областного суда решение суда оставлено без изменения.

Изучив доводы кассационной жалобы Г., проверив материалы дела, президиум Оренбургского областного суда пришел к следующему.

В кассационной жалобе Г. указывал на то, что судебными инстанциями незаконно отказано в удовлетворении требований о взыскании в его пользу компенсации морального вреда со страховой компании и не взыскан штраф с ответчика на основании пункта 6 статьи 13 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей».

Данные доводы заявителя заслуживают внимания по следующим основаниям.

Отказывая в удовлетворении требований истца о компенсации морального вреда, предъявленных к страховщику,  судебные инстанции исходили из того, что по рассматриваемой категории имущественных споров компенсация морального вреда не предусмотрена. Кроме того, доказательств причинения истцу морального вреда не представлено.

Между тем возможность компенсации морального вреда, причиненного потребителю вследствие нарушения его прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, предусмотрена статьей 15 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей».

В силу пункта 6 статьи 13 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятидесяти процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя.

Согласно правовой позиции Пленума Верховного Суда Российской Федерации, изложенной в пункте 2 Постановления от 28 июня 2012 года          №  17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», в отдельных видах договорных отношений с участием потребителей, регламентация которых осуществлена специальными законами Российской Федерации (среди них перечислен и договор имущественного страхования), Закон о защите прав потребителей применяется в части, не урегулированной специальными законами.

В этой связи применительно к договору страхования (как к отношениям, возникающим из договоров об оказании иных видов услуг с участием гражданина, последствия нарушения условий которых не подпадают под действие главы  III Закона о защите прав потребителей) с учетом разъяснений, приведенных в абзаце 2 пункта 2 постановления, должны применяться общие положения Закона, в частности, об ответственности за нарушение прав потребителей (статья 13) и о компенсации морального вреда (статья 15).

Договор обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств является договором имущественного страхования, и на него распространяются общие положения Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей».

Следовательно, при удовлетворении судом требований потребителя в связи с нарушением его прав, установленных законом, которые не были удовлетворены в добровольном порядке страховщиком, суд взыскивает с ответчика в пользу потребителя компенсацию морального вреда и штраф.

Согласно разъяснениям, данным в пункте 46 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 года № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», при удовлетворении судом требований потребителя в связи с нарушением его прав, установленных Законом о защите прав потребителей, которые не были удовлетворены в добровольном порядке изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером), суд взыскивает с ответчика в пользу потребителя штраф независимо от того, заявлялось ли такое требование суду (пункт 6 статьи 13 Закона).

Таким образом, суды предыдущих инстанций, установив факт нарушения прав истца на получение страхового возмещения в полном объеме и удовлетворяя его требования о взыскании недоплаченного страхового возмещения, должны были разрешить вопрос о взыскании с ответчика ООО «Росгосстрах» в пользу истца компенсации морального вреда и штрафа в размере 50% от суммы удовлетворенных требований.

Президиум Оренбургского областного суда кассационную жалобу Г. удовлетворил частично.

Решение районного суда и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Оренбургского областного суда в части отказа в удовлетворении требований Г. о взыскании компенсации морального вреда с ООО «Росгосстрах» отменил и вынес в этой части новое решение, взыскав с общества с ограниченной ответственностью «Росгосстрах» в пользу Г. компенсацию морального вреда и дополнив указанием на взыскание с ООО «Росгосстрах» в пользу Г.  штрафа за неисполнение требований потребителя.

(постановление № 44г-45 от 12 августа 2013 года)

 

6. В случае нарушения страхователем сроков уплаты страховых взносов, если договор добровольного страхования имущества в установленном порядке не прекращен или не расторгнут, страховщик не освобождается от выплаты страхового возмещения.

 

К. обратился с вышеназванным иском к ООО «Росгосстрах», указав, что 21 марта 2011 года между ним и ООО «Росгосстрах» был заключен договор добровольного страхования транспортных средств РОСГОССТРАХ АВТО «Защита» на условиях Правил добровольного страхования транспортных средств и спецтехники № 71 от 11 февраля 2010 года. В соответствии с заключенным договором страхования ответчик за обусловленную договором сумму в пределах соответствующих страховых сумм обязан возместить ущерб, причиненный его имуществу вследствие страховых случаев, в соответствии с условиями договора страхования при наступлении страхового события.

17 февраля 2012 года истец, управляя принадлежащим  ему автомобилем марки ВАЗ, при движении задним ходом не убедился в безопасности маневра и допустил наезд на стоящий рядом автомобиль. По факту дорожно-транспортного происшествия он обратился в страховую компанию с заявлением о выплате страхового возмещения в рамках добровольного страхования транспортных средств и предоставил все необходимые документы, подтверждающие наступление страхового случая. Ответчик отказал в выплате страхового возмещения, ссылаясь на то, что на момент наступления страхового случая    второй страховой взнос уплачен истцом в меньшем размере в нарушение пункта 9.1 Приложения № 1 к Правилам страхования. Считает, что он полностью исполнил обязательства по договору добровольного страхования транспортного средства, выплатив страховую премию по договору добровольного страхования. Истец после уточнения требований просил взыскать с ООО «Росгосстрах» стоимость восстановительного ремонта транспортного средства без учета износа, определенную независимым оценщиком, расходы на проведение независимой экспертизы по определению стоимости восстановительного ремонта транспортного средства, расходы по оплате почтовых услуг, компенсацию морального вреда, неустойку за невыполнение законных требований потребителя, расходы по оплате услуг представителя, а также штраф в размере 50% от суммы, присужденной судом в его пользу.

Решением мирового судьи исковые требования К. удовлетворены частично.

С ООО «Росгосстрах» в лице филиала в Оренбургской области в пользу К. взыскано страховое возмещение, неустойка, компенсация морального вреда, расходы по оплате услуг оценщика, расходы по оплате услуг представителя, расходы по оплате почтовых услуг, штраф.

С ООО «Росгосстрах» в лице филиала в Оренбургской области  взыскана в доход государства государственная пошлина.

Апелляционным решением районного суда решение мирового судьи отменено и принято новое решение, которым в удовлетворении иска отказано.

Изучив доводы кассационной жалобы К., проверив материалы дела, президиум Оренбургского областного суда пришел к следующему.

Отменяя решение мирового судьи, суд апелляционной инстанции руководствовался положениями пункта 42 Правил добровольного страхования транспортных средств и спецтехники № 171, согласно которому в случае неуплаты страхователем страховой премии (страхового взноса) в предусмотренные договором страхования сроки или уплаты ее в меньшей, чем предусмотрено договором страхования, сумме страхование, обусловленное договором страхования, заключенным на условиях настоящих Правил, не распространяется на события, имеющие признаки страхового случая, произошедшие в период с 00 часов 00 минут даты, следующей за датой, указанной в договоре страхования как дата уплаты страховой премии (страхового взноса). В дальнейшем страхование может распространяться на страховые случаи, произошедшие с даты, следующей за днем фактической уплаты страхового взноса, если иное не предусмотрено настоящими Правилами и/или договором страхования.

Пунктом 9.1 Приложения  № 1 к настоящим Правилам предусмотрено, что в случае неуплаты страхователем страховой премии (страхового взноса) в предусмотренные договором сроки или уплаты ее в меньшей, чем предусмотрено договором страхования, сумме страхование, обусловленное договором страхования, не распространяется на события, имеющие признаки страхового случая, произошедшие в период с 00 часов 00 минут даты, следующей за датой, указанной в договоре страхования как дата уплаты страховой премии (страхового взноса). В этом случае страхование, обусловленное договором страхования, распространяется на страховые случаи, произошедшие с 00 часов 00 минут даты, следующей за датой уплаты страхователем суммы просроченного страхового взноса, но не ранее подписания сторонами акта осмотра ТС.

Поскольку второй страховой взнос до наступления страхового события, заявленного истцом, уплачен не был, суд апелляционной инстанции  пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения требований истца и взыскания с ответчика страхового возмещения.

Данные выводы суда апелляционной инстанции президиум признал неправильными, исходя из следующего.

Страховым полисом установлено, что страховая премия по договору страхования автомобиля уплачивается в рассрочку, путем внесения трех страховых взносов.

Согласно квитанциям на получение страховой премии (взноса), выданным ООО «Росгосстрах», истцом был уплачен первый страховой взнос 21 марта 2011 года; второй страховой взнос – 21 апреля 2011 года, третий страховой взнос - 20 июня 2011 года.

Дорожно-транспортное происшествие, в котором автомобиль истца получил механические повреждения, произошел 17 февраля 2012 года, то есть уже после внесения истцом страховой премии в полном размере. 

При таких обстоятельствах выводы суда апелляционной инстанции о том, что второй страховой взнос до наступления страхового события, которое послужило поводом для обращения истца за страховой выплатой, истцом уплачен не был, противоречат материалам дела.

В соответствии со статьей 929 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору имущественного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить другой стороне (страхователю) или иному лицу, в пользу которого заключен договор (выгодоприобретателю), причиненные вследствие этого события убытки в застрахованном имуществе либо убытки в связи с иными имущественными интересами страхователя (выплатить страховое возмещение) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы).

Основания освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения предусмотрены в статьях 961, 963, 964 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Согласно приведенным правовым нормам в случае нарушения страхователем сроков уплаты страховых взносов, если договор добровольного страхования имущества в установленном порядке не прекращен или не расторгнут, страховщик не освобождается от выплаты страхового возмещения.

Названная правовая позиция изложена также в Обзоре по отдельным вопросам судебной практики, связанным с добровольным страхованием имущества граждан, утвержденном Президиумом Верховного Суда Российской Федерации от 30 января 2013 года.

Принимая во внимание указанные обстоятельства, мировой судья   правильно признал повреждение автомобиля истца страховым случаем и обоснованно  взыскал со страховой компании  ООО «Росгосстрах» сумму страхового возмещения.

То обстоятельство, что истец уплатил вторую часть страхового взноса частично,  не освобождает страховщика от исполнения обязанности по выплате страхового возмещения, поскольку действие договора страхования в связи с невнесением очередного платежа в силу договора страхования автоматически не прекращается.

Кроме того, как было указано выше, из материалов дела следует, что к моменту наступления страхового случая 17 февраля 2012 года страховая премия истцом была уплачена в полном размере.

При таких обстоятельствах у суда апелляционной инстанции отсутствовали основания для отказа в иске.

(постановление № 46 от 12 августа 2013 года)

 

Вопросы применения норм процессуального права

 

1. В силу положений статьи 129 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, если от должника в установленный срок поступят возражения относительно исполнения судебного приказа, он подлежит отмене судьей.

 

ИФНС России по г. Орску Оренбургской области обратилась к мировому судье с заявлением о выдаче судебного приказа, ссылаясь на то, что должник Н. в соответствии с Налоговым кодексом Российской Федерации является плательщиком транспортного налога, земельного налога и налога на имущество физических лиц, которые своевременно ею не были уплачены. На сумму неуплаченных налогов в соответствии со статьей 75 Налогового кодекса Российской Федерации начисляется пеня за каждый календарный день просрочки исполнения обязанности по уплате налога. В соответствии со статьями 69 и 70 Налогового кодекса Российской Федерации Н. направлены требования об уплате налогов, сбора, пени, штрафа, в соответствии с которыми она обязана уплатить налоги за 2011 год и начисленные пени.

ИФНС России по г. Орску Оренбургской области просила выдать судебный приказ о взыскании с должника Н. задолженности за 2011 год по налогу на транспорт и по налогу на имущество и пени.

Судебным приказом, выданным  мировым судьей, взысканы с Н. в пользу ИФНС России по г. Орску Оренбургской области задолженность за 2011 год по транспортному налогу и сумма пени за несвоевременную уплату налога, задолженность за 2011 год по налогу на имущество и сумма пени за несвоевременную уплату налога.

Взыскана с должника Н. в доход муниципального образования  «Город Орск» государственная пошлина, которая должна быть перечислена на расчетный счет ИФНС России по г. Орску Оренбургской области.

Проверив материалы дела, изучив доводы кассационной жалобы Н., президиум Оренбургского областного суда приходит к следующему.

В соответствии с частью 1 статьи 126 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судебный приказ по существу заявленного требования выносится в течение пяти дней со дня поступления заявления о вынесении судебного приказа в суд.

            Согласно статье 128 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судья высылает копию судебного приказа должнику, который в течение десяти дней со дня получения приказа имеет право представить возражения относительно его исполнения.

            В силу положений статьи 129 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, если от должника в установленный срок поступят возражения относительно исполнения судебного приказа, он подлежит безусловной отмене судьей.

Согласно справочному листу копия судебного приказа в день его вынесения была направлена должнику по адресу, указанному взыскателем в заявлении о выдаче судебного приказа. Между тем из материалов дела следует, что почтовое отправление было возвращено в судебный участок в связи с истечением срока хранения. Это подтверждает довод заявителя о неполучении копии судебного приказа, невозможности в установленный законом срок подать возражения относительно его исполнения и, соответственно, о лишении должника возможности в полной мере реализовать свои процессуальные права.

В кассационной жалобе заявитель указывает, что она не согласна с вынесенным судебным приказом, так как ИФНС России по г. Орску Оренбургской области был неправомерно произведен расчет пени за несвоевременную уплату транспортного налога и налога на имущество,  налоговых уведомлений об уплате налога она не получала, по адресу, указанному налоговым органом в налоговых уведомлениях и в заявлении о выдаче судебного приказа, с 29 марта 2012 года она не проживает.

            При таких обстоятельствах в целях восстановления нарушенных прав свобод и законных интересов заявителя президиум Оренбургского областного суда судебный приказ отменил с разъяснением взыскателю ИФНС по г. Орску Оренбургской области права предъявления данных требований в порядке искового производства с соблюдением правил подсудности.

(постановление № 40 от 22 июля 2013 года)

 

2. Неправильное определение преюдициального значения решений судьи городского суда, принятых по жалобам по делам об административных правонарушениях, явилось основанием для отмены судебных постановлений в кассационном порядке.

М.  обратился к  мировому судье с  вышеназванным  иском к ОАО «САК «Энергогарант», указав, что в результате дорожно-транспортного происшествия, произошедшего 08 марта 2012 года по вине водителя трактора «Беларус-82.1» К., его автомобиль ВАЗ  получил механические повреждения. Гражданская ответственность виновника дорожно-транспортного происшествия застрахована в ОАО «САК «Энергогарант». Страховая компания отказала ему в страховой выплате по причине того, что в отношении него был составлен протокол об административном правонарушении и вынесено постановление от 11 марта 2012 года. Однако ответчику он представил копии решений суда, которыми все постановления в отношении него были отменены и изменены. При этом  виновником ДТП признан водитель К. Считает, что ответчик незаконно и необоснованно отказал ему в выплате страхового возмещения. Истец просил взыскать с ответчика стоимость восстановительного ремонта автомобиля с учетом износа, расходы по оплате услуг эксперта, компенсацию морального вреда, а также за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере 50% от присужденной судом в его пользу денежной суммы.

Решением мирового судьи исковые требования М. удовлетворены частично.

Взысканы с ОАО «САК «Энергогарант» в пользу М. стоимость восстановительного ремонта,   расходы по оплате оценки ущерба, в остальной части иска отказано.

Взыскана с ОАО «САК «Энергогарант» в доход государства государственная пошлина.

Апелляционным определением городского суда решение мирового судьи оставлено без изменения.

Проверив материалы дела и доводы кассационных жалоб М. и ОАО «САК «Энергогарант», президиум Оренбургского областного суда пришел к следующему.

Разрешая спор и частично удовлетворяя требования истца, мировой судья, с которым согласился и суд апелляционной инстанции, пришел к выводу о невиновности водителя М. в совершении дорожно-транспортного происшествия, посчитал установленной вину водителя трактора   «Беларус-82.1» К., гражданская ответственность которого на момент дорожно-транспортного происшествия была застрахована в  ОАО «САК «Энергогарант», и пришел к выводу о том, что ответчик обязан возместить истцу причиненный в результате дорожно-транспортного происшествия ущерб в пределах установленной статьей 7 Федерального закона от 25 апреля 2002 года № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» страховой выплаты, взыскав с ответчика в пользу истца стоимость восстановительного ремонта автомобиля и расходы на проведение оценки.

Доводы кассационной жалобы ОАО «САК «Энергогарант» о незаконности и необоснованности вышеприведенных выводов мирового судьи и суда апелляционной инстанции президиум посчитал заслуживающими внимания по следующим основаниям.

В силу части 4 статьи 61 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях деяний лица, в отношении которого вынесен приговор,  по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 8 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 года      № 23 «О судебном решении», на основании части 4 статьи 1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, по аналогии с частью 4 статьи 61 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, следует также определять значение вступившего в законную силу постановления и (или) решения судьи по делу об административном правонарушении при рассмотрении и разрешении судом дела о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесено это постановление (решение).

Как следует из материалов дела, инспектором по исполнению административного законодательства вынесено постановление б/н по делу об административном правонарушении по факту дорожно-транспортного происшествия с участием принадлежащего истцу и находящегося под его управлением автомобиля   ВАЗ и трактора «Беларус-82.1», принадлежащего МУП «КСК», которым управлял К. В результате дорожно-транспортного происшествия транспортным средствам причинены механические повреждения.

В постановлении указано, что данное дорожно-транспортное происшествие явилось следствием нарушений, допущенных водителями транспортных средств:

1) водитель К., управлявший трактором «Беларус-82.1» и осуществлявший аварийную стоянку на краю проезжей части улицы в связи с оформлением материалов по ранее совершенному дорожно-транспортному происшествию, допустил нарушение пункта 2.5 Правил дорожного движения Российской Федерации, а именно: не выставил знак аварийной остановки;

2) водитель М. допустил нарушение пункта 10.1 Правил дорожного движения Российской Федерации, а именно: не выдержал безопасную скорость движения, позволяющую сохранять постоянный контроль за движением транспортного средства, не учел дорожные условия (скользкое покрытие, не обработанное противогололедной смесью), особенности и состояние транспортного средства  (при движении на заднеприводном автомобиле на задней оси транспортного средства ВАЗ-21061 установлены разные шины, одна из которых ошипована, вторая не ошипована).

Данным постановлением дело об административном правонарушении по факту дорожно-транспортного происшествия с участием водителей М. и К. прекращено и постановлено:

за нарушение пункта 2.5 Правил дорожного движения Российской Федерации водителем К. возбудить дело об административном правонарушении по части 1 статьи 12.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях;

за нарушение пункта 3 Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации (далее – Основные положения), пункта 5.5 приложения к Основным положениям М. возбудить дело об административном правонарушении по части 1 статьи 12.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях. 

Решением судьи городского суда по делу по жалобе М. на постановление по делу об административном правонарушении постановление инспектора по исполнению административного законодательства изменено, исключено из данного постановления указание на нарушение М. пункта 10.1 Правил дорожного движения Российской Федерации и пункта 3 Основных положений, пункта 5.5 приложения к Основным положениям со ссылкой на то, что Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях не предусматривает возможности обсуждения вопросов о нарушении лицом Правил дорожного движения Российской Федерации и совершении дорожно-транспортного происшествия при прекращении дела об административном правонарушении.

 11 марта 2012 года инспектором по исполнению административного законодательства  вынесено постановление, согласно которому М. совершил нарушение пункта 3 Основных положений и пункта 5.5 Перечня неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортных средств, являющегося приложением к Основным положениям, а именно: управлял автомобилем, на задней оси которого установлены разные шины – на левом заднем колесе установлена неошипованная резина, на правом заднем колесе установлена ошипованная резина.

Решением судьи городского суда по делу по жалобе М. на постановление по делу об административном правонарушении вышеназванное постановление инспектора по исполнению административного законодательства отменено, производство по делу об административном правонарушении в отношении М. прекращено за отсутствием в действиях состава административного правонарушения, предусмотренного                            частью 1 статьи 12.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Постановляя обжалуемое судебное постановление, мировой судья сослался только на преюдициальное значение вышеназванных решений судьи городского суда, принятых по жалобам М. на постановления по делам об административных правонарушениях, и указал на то, что этими судебными постановлениями установлена невиновность М. в совершении   дорожно-транспортного происшествия 08 марта 2012 года и, напротив, установлена вина водителя трактора «Беларус-82.1» К.

Между тем, как следует из содержания решения судьи городского суда, постановление инспектора по исполнению административного законодательства от 11 марта 2012 года б/н изменено, исключено из данного постановления указание на нарушение М. пункта 10.1 Правил дорожного движения Российской Федерации и пункта 3 Основных положений, пункта 5.5 приложения к Основным положениям только лишь со ссылкой на то, что Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях не предусматривает возможности обсуждения вопросов о нарушении лицом Правил дорожного движения Российской Федерации и совершении ДТП при прекращении дела об административном правонарушении.

Из содержания решения судьи городского суда следует, что в действиях водителя М. отсутствует состав административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 12.5  Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, поскольку он выполнил требования пункта 2.3.1 Правил дорожного движения Российской Федерации, предусматривающего, что при возникновении в пути прочих неисправностей, с которыми приложением к Основным положениям по допуску транспортных средств к эксплуатации запрещена эксплуатация транспортных средств, водитель должен устранить их, а если это невозможно, то он должен следовать к месту стоянки или ремонта с соблюдением необходимых мер предосторожности.

Таким образом, вопрос о том, имели ли место в действиях водителя М. нарушения Правил дорожного движения Российской Федерации,  в том числе и пункта 10.1 Правил, повлекшие дорожно-транспортное происшествие, не являлся предметом рассмотрения и судебной оценки в порядке производства по делам об административных правонарушениях. 

Утверждение мирового судьи о том, что вышеназванными решениями судьи городского суда установлена вина водителя К., противоречит содержанию этих решений, поскольку вопрос о том, имели ли место в действиях водителя К. нарушения Правил дорожного движения Российской Федерации, повлекшие ДТП, также не являлся предметом рассмотрения и судебной оценки по этим делам.

Таким образом, мировым судьей неправильно было определено преюдициальное значение решений судьи городского суда, принятых по жалобам по делам об административных правонарушениях, и ссылка мирового судьи в обоснование своих выводов о невиновности водителя М. и о виновности водителя К. только на преюдициальное значение этих решений без исследования и оценки всех обстоятельств дела и представленных сторонами доказательств является неправомерной.

Кроме того, признав водителя К. виновным в совершении дорожно-транспортного происшествия, мировой судья по существу разрешил вопрос о правах и обязанностях лица, не привлеченного к участию в деле, что в силу пункта 4 части 4 статьи 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации являлось безусловным основанием для отмены решения мирового судьи в апелляционном порядке.  

Допущенные мировым судьей и не устраненные судом апелляционной инстанции нарушения норм процессуального права, приведенные выше, являются существенными, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов, в связи с чем принятые по делу судебные постановления нельзя признать законными и обоснованными.

(постановление 44г-32 от 22 июля 2013 года)

 

3. Существенное нарушение норм процессуального при разрешении спора об оспаривании отцовства повлекло отмену судебного постановления суда апелляционной инстанции в кассационном порядке.

 

       В. обратился в суд с иском к Л. об оспаривании отцовства, указав в его обоснование, что состоял с ответчицей в зарегистрированном браке. В период брака у Л. родился сын. После рождения ребенка Л. сообщила ему, что это не его ребенок. С 1998 года брачные отношения между ними фактически прекратились. Считает, что ребенок становится взрослым и должен носить фамилию своего родного отца, просил суд аннулировать и внести изменения в актовую запись о рождении ребенка, в графе «отец» исключить его фамилию.

            Решением районного суда в удовлетворении вышеназванных исковых требований  В. отказано.

Рассматривая апелляционную жалобу В., суд апелляционной инстанции перешел к рассмотрению дела по правилам суда первой инстанции и своим определением привлек к участию в деле в качестве ответчика несовершеннолетнего ребенка.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Оренбургского областного суда решение районного суда отменено и принято по делу новое решение, которым исковые требования В. удовлетворены.

Изучив доводы кассационной жалобы В., проверив материалы дела, президиум Оренбургского областного суда пришел к следующему.

Отменяя решение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции указал на то, что имеются безусловные основания, установленные          пунктом 4 части 4 статьи 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, для отмены решения суда, поскольку к участию в деле не был привлечен несовершеннолетний В., и, удовлетворяя иск, сослался на признание иска ответчиками и принятие его судом апелляционной инстанции.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 9 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации  от 25 октября 1996 года                      № 9 (в ред. от 06 февраля 2007 года) «О применении судами Семейного кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об установлении отцовства и о взыскании алиментов», при рассмотрении дел об оспаривании записи об отцовстве следует учитывать правило статьи 57 Семейного кодекса Российской Федерации о праве ребенка выражать свое мнение.

В силу статьи 57 Семейного кодекса Российской Федерации ребенок вправе выражать свое мнение при решении в семье любого вопроса, затрагивающего его интересы, а также быть заслушанным в ходе любого судебного или административного разбирательства. Учет мнения ребенка, достигшего возраста десяти лет, обязателен, за исключением случаев, когда это противоречит его интересам.

            Привлекая несовершеннолетнего В. к участию в деле в качестве ответчика, судебная коллегия со ссылкой на статью 57 Семейного кодекса Российской Федерации указала на то, что суд первой инстанции разрешил вопрос по существу без учета интересов ребенка, отцовство в отношении которого оспаривается истцом.

            Между тем по смыслу статьи 57 Семейного кодекса Российской Федерации учет интересов ребенка в ходе судебного разбирательства не предполагает обязательного привлечения его к участию в деле в качестве стороны по делу или третьего лица.

В данном случае несовершеннолетний В. участником спорного правоотношения не является, а поэтому определение судебной коллегией его процессуального положения по делу в качестве ответчика является неверным.

В соответствии со статьей 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации ответчик вправе признать иск.

Суд не принимает признание иска ответчиком, если это противоречит закону или нарушает права и законные интересы других лиц.

Как следует из материалов дела, ответчица Л. и несовершеннолетний В. признали иск, выразив признание иска в письменном заявлении, которое приобщено к материалам дела, о чем указано в протоколе судебного заседания.

Суд апелляционной инстанции принял признание иска, считая, что оно не противоречит закону и не нарушает права и законные интересы других лиц.  

В соответствии с частью 1 статьи 37 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации способность своими действиями осуществлять процессуальные права, выполнять процессуальные обязанности принадлежит в полном объеме гражданам, достигшим возраста восемнадцати лет.

Таким образом, принятие признания иска несовершеннолетним В., не обладающим полной процессуальной дееспособностью, противоречит закону.

Принимая признание иска ответчицей Л., судебная коллегия не учла, что оно нарушает права и законные интересы несовершеннолетнего В., вытекающие из его происхождения от истца В. 

Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Оренбургского областного суда было отменено, а дело – направлено на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

(постановление № 44г-42 от 05 августа 2013 года)

 

 

Информация для сведения

 

В соответствии с частью 5 статьи 378 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации к  кассационным жалобе, представлению прилагаются заверенные соответствующим судом копии судебных постановлений, принятых по делу.

Выдаваемые судом копии судебных актов (приговор, решение, определение, постановление) должны быть заверены подписями председательствующего судьи либо председателя суда и секретаря суда либо иного уполномоченного работника аппарата суда, а также гербовой печатью суда. В случаях когда судебные акты (приговор, решение, определение, постановление) изложены на нескольких листах, листы копии судебного акта должны быть прошнурованы, пронумерованы и скреплены гербовой печатью суда. В случае если вышестоящий суд изменил решение суда, на копии судебного акта (приговора, решения, определения, постановления) делается об этом отметка. На копии судебного акта также делается отметка о дате вступления его в законную силу, также указывается, в каком деле подшит подлинный документ и в производстве какого суда находится дело (пункт 12.5 Инструкции по судебному делопроизводству в районном суде, утвержденной приказом Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации от 29 апреля 2003 года № 36).

Приказом  начальника управления Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации в Оренбургской области 06 июня 2011года № 488-лс (с изменениями от 20 февраля 2012 года) утверждена инструкция по судебному делопроизводству на судебном участке мирового судьи Оренбургской области, которой установлены аналогичные требования и к копиям судебных актов, выдаваемых мировыми судьями.

Согласно подпункту 1 пункта 1 статьи 379-1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации кассационная жалоба, представление, не отвечающие требованиям, предусмотренным частью 5 статьи 378 настоящего Кодекса, возвращаются без рассмотрения по существу.

Анализ причин возвращения кассационных жалоб без рассмотрения по существу в 3 квартале 2013 года показал, что в 18 случаях кассационные жалобы были возвращены без рассмотрения по существу по причине того, что к кассационным жалобам были приложены копии обжалуемых судебных актов, заверенные районными (городскими) судами и мировыми судьями с нарушением вышеприведенных требований.

Нарушения требований закона, касающихся заверения выдаваемых копий судебных актов, были допущены мировым судьей судебного участка     № 1 Тоцкого района, судьями Дзержинского и Центрального районных судов г. Оренбурга,  судьями Ленинского и Октябрьского районных судов г.Орска, а также судьями Сорочинского и Адамовского районных судов Оренбургской области.

С тем чтобы в дальнейшем исключить возвращение кассационных жалоб без рассмотрения по существу по мотиву ненадлежащего заверения мировыми судьями и районными (городскими) судами копий выдаваемых судебных актов, необходимо обратить внимание судей районных (городских) судов и мировых судей области на строгое соблюдение требований закона, регулирующих порядок заверения выдаваемых копий судебных актов.

 

 

Скачать файл: