Адвокатская палата Оренбургской области

Информация

Поиск по сайту

Новости Федеральной палаты адвокатов

Обзор судебной практики президиума за 4 квартал 2013 г.

Утвержден

на заседании президиума

Оренбургского областного суда

«3» февраля 2014 года

 

 

ОБЗОР

судебной практики

президиума Оренбургского областного суда

по гражданским делам

за четвертый квартал 2013 года

 

Вопросы применения норм материального права

 

1. При удовлетворении судом требований, заявленных общественными объединениями потребителей (их ассоциациями, союзами) или органами местного самоуправления в защиту прав и законных интересов конкретного потребителя, пятьдесят процентов определенной судом суммы штрафа взыскивается в пользу указанных объединений или органов независимо от того, заявлялось ли ими такое требование.

 

ОРОУ «Общество защиты прав потребителей в сфере недвижимости» обратилось в суд с исками в интересах истцов – физических лиц, указав, что 02 декабря 2011 года истцы и ответчик  заключили договоры купли-продажи земельных участков и жилых домов.

После заключения договоров купли-продажи обнаружились строительные недостатки, которые на момент продажи не были выявлены. Заявитель просил суд взыскать с ответчика денежные средства, необходимые для устранения недостатка проданного товара. Кроме этого, были заявлены требования о взыскании с ответчика неустойки за нарушение сроков устранения недостатков товара и компенсации морального вреда, а также штрафа за неудовлетворение в добровольном порядке требований потребителя.

Решением районного суда требования истцов удовлетворены частично, с ответчика в пользу истцов взысканы денежные суммы в возмещение расходов по устранению недостатков, допущенных при строительстве жилого дома. В удовлетворении требований, основанных на законодательстве о защите прав потребителей, истцам отказано, так как суд пришел к выводу о том, что деятельность ответчика по продаже домов не является предпринимательской.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам  Оренбургского  областного суда  решение суда первой инстанции отменено в части отказа в удовлетворении исковых требований о взыскании неустойки, штрафа и компенсации морального вреда. В этой части принято новое решение о частичном удовлетворении требований истцов.

В кассационной жалобе ОРОУ «Общество защиты прав потребителей в сфере недвижимости» просило отменить апелляционное определение в части применения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации при определении размера взыскиваемой неустойки, а также взыскать в свою пользу 50% штрафа от суммы, присужденной в пользу потребителей.

Изучив доводы кассационной жалобы ОРОУ «Общество защиты прав потребителей в сфере недвижимости», проверив материалы дела, президиум Оренбургского областного суда пришел к следующему.

Согласно статье 333 Гражданского кодекса Российской Федерации, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить неустойку.

В соответствии со статьей 13 Закона Российской Федерации от               07 февраля 1992 года №2300-1 «О защите прав потребителей» при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятидесяти процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя.

Если с заявлением в защиту прав потребителя выступают общественные объединения потребителей (их ассоциации, союзы) или органы местного самоуправления, пятьдесят процентов суммы взысканного штрафа перечисляется указанным объединениям (их ассоциациям, союзам) или органам.

Материалами дела установлено, что в соответствии с договорами купли-продажи И. продал истцам жилые дома и земельные участки.

Собранными по делу доказательствами, в том числе заключениями судебных экспертиз, установлено, что проданные ответчиком жилые дома имеют ряд существенных недостатков. Решением суда первой инстанции с ответчика в пользу истцов взысканы расходы на устранение недостатков и расходы по оплате  строительно-технической экспертизы.

Кроме того, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что деятельность ответчика по строительству жилых домов и их последующей продаже не является предпринимательской, и, полагая, что на сложившиеся между сторонами отношения не распространяется действие Закона Российской Федерации от 07 февраля 1992 года № 2300-1 «О защите прав потребителей», отказал в удовлетворении требований истцов о взыскании неустойки, штрафа и компенсации морального вреда.

Суд апелляционной инстанции, частично отменяя решение суда первой инстанции, обоснованно указал, что деятельность ответчика по строительству жилых домов и их последующей продаже носит систематический характер, строительство жилых домов он осуществлял не для личных нужд, а для извлечения прибыли, а значит, к данным отношениям подлежат применению положения Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей».

Следовательно, выводы судебной коллегии о взыскании с ответчика в пользу истцов компенсации морального вреда, неустойки и штрафа в соответствии с нормами Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» являются правомерными.

Согласно позиции, закрепленной в пункте 46 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2012 года №17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», при удовлетворении судом требований, заявленных общественными объединениями потребителей (их ассоциациями, союзами) или органами местного самоуправления в защиту прав и законных интересов конкретного потребителя, пятьдесят процентов определенной судом суммы штрафа взыскивается в пользу указанных объединений или органов независимо от того, заявлялось ли ими такое требование.

Интересы истцов в ходе судебного разбирательства представляло ОРОУ «Общество защиты прав потребителей в сфере недвижимости».

Таким образом, судебная коллегия при вынесении решения о взыскании с ответчика в пользу истцов (потребителей) штрафа за неудовлетворение в добровольном порядке требований потребителя должна была по своей инициативе взыскать 50% от суммы штрафа, присужденного истцам, в пользу ОРОУ «Общество защиты прав потребителей в сфере недвижимости».

(постановление № 49 от 21 октября 2013 года)

 

2. Так как судами предыдущих инстанций установлено, что страховое возмещение не было выплачено истцу в установленный пунктом 2 статьи 13 Федерального закона от 25 апреля 2002 года              № 40 «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» срок, то с ответчика подлежала взысканию неустойка за период по истечении 30 дней с момента обращения в страховую компанию и до  фактической выплаты страхового возмещения.

 

П. обратился в суд с иском о взыскании с ОАО «СГ «МСК» неустойки за несвоевременную выплату страхового возмещения и компенсации морального вреда.

Свои требования П. обосновал тем, что 10 декабря 2011 года произошло ДТП с участием автомобиля, принадлежащего ему на праве собственности. В результате данного ДТП его автомобилю причинен материальный ущерб. Гражданская ответственность виновника ДТП застрахована в ОАО «СГ «МСК», при обращении в которое истцом получен отказ в страховой выплате, так как страховая компания не признала ДТП страховым случаем.

Решением районного суда, вступившим в законную силу, частично удовлетворены исковые требования П. о взыскании страхового возмещения. С ОАО «СГ «МСК» в пользу истца взыскана сумма страхового возмещения, а также неустойка за период с 16 января 2012 года по 16 февраля  2012 года.

Указанное решение исполнено ОАО «СГ «МСК» 27 декабря 2012 года, по этой причине П. обратился в суд с иском о взыскании с ответчика неустойки за несвоевременную выплату страхового возмещения за период с 17 февраля 2012 года по 26 декабря 2012 года. Кроме того, истцом было заявлено требование о компенсации морального вреда.

Решением мирового судьи П. отказано во взыскании с ОАО «СГ «МСК» неустойки за несвоевременную выплату страхового возмещения, требования о компенсации морального вреда удовлетворены частично.

Апелляционным определением районного суда решение мирового судьи оставлено без изменения.

Изучив доводы кассационной жалобы П., выслушав представителя истца, проверив материалы дела, президиум Оренбургского областного суда пришел к следующему.

Отказывая в удовлетворении исковых требований о взыскании неустойки, суды предыдущих инстанций пришли к выводу о том, что между сторонами имелся спор о наличии у истца права на получение с ответчика страхового возмещения, соответственно, обязанность по выплате данного возмещения возникла у страховой компании с момента вступления решения суда в законную силу.

Данные выводы мирового судьи и суда апелляционной инстанции не соответствуют требованиям закона.

Ответственность страховой компании за несвоевременную выплату страхового возмещения установлена пунктом 2 статьи 13 ФЗ №40 от             25 апреля 2002 года «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», в соответствии с которым страховщик рассматривает заявление потерпевшего о страховой выплате и предусмотренные правилами обязательного страхования приложенные к нему документы в течение 30 дней со дня их получения. В течение указанного срока страховщик обязан произвести страховую выплату потерпевшему или направить ему мотивированный отказ в такой выплате. При неисполнении данной обязанности страховщик за каждый день просрочки уплачивает потерпевшему неустойку (пени) в размере одной семьдесят пятой ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации, действующей на день, когда страховщик должен был исполнить эту обязанность.

В силу пункта 1 статьи 330 Гражданского кодекса Российской Федерации неустойкой (штрафом, пеней) признаётся определённая законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения. По требованию об уплате неустойки кредитор не обязан доказывать причинение ему убытков.

Судами предыдущих инстанций не учтено, что решение об отказе в выплате страхового возмещения впоследствии признано незаконным, а ДТП, в результате которого истцу причинен материальный ущерб, признано страховым случаем. Соответственно, страховая компания обязана была выплатить страховое возмещение в течение 30 дней с момента обращения в страховую компанию.

Так как судами предыдущих инстанций установлено, что страховое возмещение не выплачивалось истцу до 27 декабря 2012 года, то с ответчика подлежит взысканию неустойка из расчета задержки выплаты в период с       16 января 2012 года (по истечении 30 дней с момента обращения в страховую компанию) по 26 декабря 2012 года.

Исключению подлежит период с 16 января 2012 года по 16 февраля 2012 года, неустойка за который уже взыскана в пользу истца вступившим в законную силу решением районного суда.

Таким образом, с ОАО «СГ «МСК» в пользу истца подлежит взысканию неустойка за несвоевременную выплату страхового возмещения за период с 17 февраля 2012 года по 26 декабря 2012 года.

Так как юридически значимые обстоятельства, необходимые для расчета суммы неустойки за несвоевременную выплату страхового возмещения, установлены судами предыдущих инстанций, президиум  вынес в этой части новое решение, не передавая дело на новое рассмотрение.

 (постановление № 44г-51 от 11 ноября 2013 года)

 

            3. Законом не предусмотрена возможность снижения срока, на который может быть установлен административный надзор, при рассмотрении заявления об установлении административного надзора в отношении лиц, указанных в части 2 статьи 3 Федерального закона от  06 апреля 2011 года № 64-ФЗ, в том числе и с учетом данных о личности.

 

ФКУ ИК-3 УФСИН России по Оренбургской области обратилось в суд с вышеназванным заявлением, указав, что Т. осужден по части 1 статьи 111 Уголовного кодекса Российской Федерации к 2 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. Постановлением суда действия осужденного Т. были переквалифицированы в редакции Федерального закона от 07 марта 2011 года №26-ФЗ и ему окончательно назначено наказание в виде лишения свободы на срок 2 года         4 месяца. Осужденный Т. отбывает уголовное наказание за преступление, предусмотренное частью 1 статьи 111 Уголовного кодекса Российской Федерации, которое согласно статье 15 Уголовного кодекса Российской Федерации является тяжким. Из приговора суда усматривается, что к обстоятельству, отягчающему наказание, суд отнес тот факт, что в действиях     Т. имеется опасный рецидив. За время отбывания меры уголовного наказания   Т. допустил 9 нарушений режима содержания, которые погашены сроком давности. Ссылаясь на пункт 2 части 1 статьи 5 Федерального закона от            06 апреля 2011 года № 64-ФЗ «Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы» и пункт «г» части 3 статьи        86 Уголовного кодекса Российской Федерации, заявитель просил суд установить административный надзор за Т. после его освобождения из мест лишения свободы на срок 6 лет, применить к нему административные ограничения в виде запрещения пребывания вне жилого помещения или иного помещения, являющегося местом жительства либо пребывания поднадзорного лица, в ночное время суток с 22:00 часов до 06:00 часов в случаях, не препятствующих трудовой деятельности, а также в виде обязательной явки 4 раза в месяц в орган внутренних дел по месту жительства или пребывания для регистрации.

Решением городского суда заявление ФКУ ИК-3 УФСИН России по Оренбургской области удовлетворено частично.

Установлен административный надзор в отношении Т., осужденного приговором суда по  части 1 статьи 111 Уголовного кодекса Российской Федерации к 2 годам 4 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с установлением административных ограничений в виде обязания являться для регистрации в орган внутренних дел по месту жительства или месту пребывания 2 раза в месяц, а также запрета покидать жилое и иное помещение, являющееся местом жительства, в ночное время суток с 22:00 часов до 06:00 часов, за исключением случаев, связанных с трудовой деятельностью.

Установлены вышеуказанные административные ограничения в отношении Т.  сроком на шесть лет.

Указано, что срок административного надзора исчислять со дня постановки Т. на учет в органе внутренних дел по месту жительства.

В удовлетворении остальной части заявления ФКУ ИК-3 УФСИН России по Оренбургской области отказано.

Т. разъяснено, что административный надзор может быть досрочно прекращен судом на основании заявления органа внутренних дел или поднадзорного лица либо его представителя по истечении не менее половины установленного судом срока административного надзора при условии, что поднадзорное лицо добросовестно соблюдает административные ограничения, выполняет обязанности, предусмотренные настоящим Федеральным законом, и положительно характеризуется по месту работы и (или) месту жительства или пребывания.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Оренбургского областного суда решение суда изменено в части установления срока административного надзора, административные ограничения в отношении Т.  установлены сроком на четыре года. В остальной части  это же решение суда оставлено без изменения.

Изучив доводы кассационного представления прокурора, проверив материалы дела, президиум Оренбургского областного суда пришел к следующему.

Суд первой инстанции, учитывая положения статей 3, 4, 5 Федерального закона от 06 апреля 2011 года № 64-ФЗ «Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы», а также то, что Т. был осужден за совершение тяжкого преступления, срок погашения судимости за которое, установленный пунктом «г» части 3 статьи 86 Уголовного кодекса Российской Федерации, составляет шесть лет после отбытия наказания, установил административный надзор в отношении Т. сроком на шесть лет, подлежащим исчислению со дня его постановки на учет в органе внутренних дел по месту жительства.

Суд апелляционной инстанции, изменяя решение суда первой инстанции в части установления срока административного надзора, исходил из того, что определение продолжительности срока административного надзора в пределах, предусмотренных законом, и установление конкретных административных ограничений является правом суда, которое реализуется в соответствии с обстоятельствами дела, установленными в результате судебного разбирательства.

С учетом изложенного судебная коллегия, принимая во внимание данные о личности заявителя, отсутствие негативных сведений о его поведении после освобождения из мест лишения свободы, срок назначения наказания за содеянное (2 года 4 месяца), соразмерность административных мер применительно к сроку лишения свободы, посчитала возможным снизить срок административного надзора до четырех лет.

Прокурор в представлении указывал на неправильное применение судом апелляционной инстанции норм материального права в части снижения срока административного надзора, установленного в отношении Т.

Данные доводы прокурора заслуживают внимания.

Глава 26.2 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и Федеральный закон от 06 апреля 2011 года № 64-ФЗ «Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы» устанавливают основания, порядок и процедуру административного надзора, а также круг лиц, в отношении которых устанавливается административный надзор.

Задачей административного надзора, в соответствии со  статьей 2 Федерального закона от 06 апреля 2011 года № 64-ФЗ, является предупреждение совершения поднадзорными лицами преступлений и других правонарушений, оказания на них индивидуального профилактического воздействия в целях защиты государственных и общественных интересов.

На основании части 2 статьи 3 Федерального закона от 06 апреля          2011 года № 64-ФЗ в отношении совершеннолетнего лица, освобождаемого или освобожденного из мест лишения свободы и имеющего непогашенную либо неснятую судимость за совершение преступления при опасном или особо опасном рецидиве преступлений, административный надзор устанавливается независимо от наличия оснований, предусмотренных частью 3 настоящей статьи.

Понятие рецидива и его виды установлены в Уголовном кодексе Российской Федерации, в соответствии со статьей 18 которого опасным признается рецидив: а) при совершении лицом тяжкого преступления, за которое оно осуждается к реальному лишению свободы, если ранее это лицо два или более раза было осуждено за умышленное преступление средней тяжести к лишению свободы, б) при совершении лицом тяжкого преступления, если ранее оно было осуждено за тяжкое или особо тяжкое преступление к реальному лишению свободы.

В соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 5 Федерального закона от         06 апреля 2011 года № 64-ФЗ административный надзор устанавливается в отношении лиц, указанных в части 1 (пункт 3) и части 2 статьи 3 настоящего Федерального закона, на срок, определенный законодательством Российской Федерации для погашения судимости, за вычетом срока, истекшего после отбытия наказания.

Согласно приговору преступление Т. совершено при наличии в его действиях особо опасного рецидива преступлений.

Следовательно, он подпадает под категорию лиц, в отношении которых согласно пункту 2 части 1 статьи 5 Федерального закона от 06 апреля          2011 года № 64-ФЗ устанавливается административный надзор на срок, определенный законодательством Российской Федерации для погашения судимости, за вычетом срока, истекшего после отбытия наказания.

Преступление, совершенное Т., по своей категории отнесено к тяжким, судимость по которому в соответствии с пунктом «г» части 3 статьи 86 Уголовного кодекса Российской Федерации в редакции, действующей до 03 августа 2013 года, погашается по истечении шести лет после отбытия наказания.

Таким образом, административный надзор в отношении Т. после отбытия им наказания подлежал установлению на срок шесть лет.

В связи с этим суд первой инстанции правомерно удовлетворил требования заявителя об установлении в отношении Т.  административного надзора сроком на шесть лет.

Законом не предусмотрена возможность снижения срока, на который может быть установлен административный надзор, при рассмотрении заявления об установлении административного надзора в отношении лиц, указанных в части 2 статьи 3 Федерального закона от 06 апреля 2011 года       № 64-ФЗ, в том числе и с учетом данных о личности.

Поскольку судом апелляционной инстанции в части установления административных ограничений в отношении Т. сроком на четыре года допущена ошибка в применении норм материального права, для исправления которой не требуется установления новых обстоятельств дела, президиум Оренбургского областного суда принял новое судебное постановление, не передавая дело на новое рассмотрение, которым апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Оренбургского областного суда в этой части отменил, оставив в силе в этой части решение городского суда.

                                             (постановление №44г-52 от 18 ноября 2013 года)

           

4. Неправильное применение судом апелляционной инстанции положений абзаца 1 пункта 10 статьи 12 Федерального закона от 24 июля 1998 года № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний», с изменениями, внесенными Федеральным законом от 09 декабря 2010 года № 350-ФЗ, согласно которым при назначении ежемесячной страховой выплаты суммы заработка, из которого исчисляется размер ежемесячной страховой выплаты, полученные за период до дня проведения индексации размеров ежемесячных страховых выплат в соответствии с пунктом 11 настоящей статьи, увеличиваются с учетом соответствующих коэффициентов, установленных для индексации размера ежемесячной страховой выплаты, послужило основанием для отмены апелляционного определения и направления дела на новое апелляционное рассмотрение.

                                     

Х. обратился в суд с указанным выше иском к Государственному учреждению – Оренбургское региональное отделение ФСС Российской Федерации, ссылаясь на то, что с 1985 года он работал в ОАО «Криолит» и в связи с работой получил профессиональное заболевание. 22 марта 2007 года ему была установлена степень утраты профессиональной трудоспособности в размере 30%. 05 апреля 2007 года он обратился к ответчику с заявлением о назначении ежемесячной страховой выплаты. Ответчиком был взят для расчета среднего заработка невыгодный для него период работы за последние 12 месяцев работы до установления процента утраты профессиональной трудоспособности, то есть до 22 марта 2007 года. При этом ответчик исключил из расчета ряд месяцев (с сентября 2005 года по ноябрь 2005 года, с мая 2006 года по июль 2006 года), и ему не был предложен наиболее выгодный для него вариант расчета среднего месячного заработка. Ежемесячная страховая выплата была определена в меньшем размере, чем полагалась по закону.

Истец просил взыскать с Государственного учреждения – Оренбургское региональное отделение ФСС Российской Федерации задолженность по ежемесячной страховой выплате в связи с профессиональным заболеванием за период с 14 декабря 2006 года по 01 декабря 2012 года, обязать Государственное учреждение – Оренбургское региональное отделение ФСС Российской Федерации выплачивать ему ежемесячную страховую выплату в связи с профессиональным заболеванием с 01 декабря 2012 года в большем размере с индексацией при последующем установлении коэффициентов индексации Правительством Российской Федерации.

Решением районного суда требования истца удовлетворены.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Оренбургского областного суда от 20 июня 2013 года решение суда от             09 апреля 2013 года изменено в части определения суммы недоплаты по ежемесячным страховым выплатам, уменьшена сумма недоплаты по ежемесячным страховым выплатам, подлежащая взысканию с Государственного учреждения – Оренбургское региональное отделение ФСС Российской Федерации в пользу Х.

Это же решение суда изменено в части определения ежемесячной страховой выплаты.

Изучив доводы кассационной жалобы Х. и кассационного представления прокурора, проверив материалы дела, президиум Оренбургского областного суда пришел к следующему.

Из материалов дела следует, что Х. является получателем ежемесячных страховых выплат в возмещение вреда здоровью, причиненного в результате получения им профессионального заболевания, которое выявлено у него       05 декабря 2006 года. 22 марта 2007 года истцу впервые  установлено 30% утраты профессиональной трудоспособности.

Обеспечение по обязательному социальному страхованию лиц, получивших повреждение здоровья вследствие несчастного случая на производстве или профессионального заболевания, осуществляется в соответствии с Федеральным законом от 24 июля 1998 года №125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний».

Согласно пунктам 1 и 3 статьи 12 Федерального закона от 24 июля      1998 года № 125-ФЗ размер ежемесячной страховой выплаты определяется как доля среднего месячного заработка застрахованного, исчисленная исходя из степени утраты его профессиональной трудоспособности, а средний месячный заработок застрахованного исчисляется путем деления общей суммы его заработка (с учетом премий, начисленных в расчетном периоде) за 12 месяцев повлекшей повреждение здоровья работы, предшествовавших месяцу, в котором с ним произошел несчастный случай на производстве, установлен диагноз профессионального заболевания или (по выбору застрахованного) установлена утрата (снижение) его профессиональной трудоспособности, на 12.

Исходя из положений пункта 3 статьи 12 Федерального закона от            24 июля 1998 года № 125-ФЗ в случаях, когда утрата пострадавшим трудоспособности в связи с повреждением здоровья наступила не сразу, а спустя некоторое время после несчастного случая либо установления диагноза профессионального заболевания, размер возмещения вреда может быть исчислен по выбору пострадавшего: исходя из его заработка за             12 месяцев, предшествовавших установлению утраты трудоспособности, или за 12 месяцев, предшествовавших несчастному случаю на производстве.

В случае профессионального заболевания среднемесячный заработок может определяться также и за 12 последних месяцев работы, предшествовавших прекращению работы, повлекшей такое заболевание.

Согласно статье 3 и пункту 2 статьи 12 Федерального закона от 24 июля 1998 года № 125-ФЗ (с учетом изменений, внесенных Федеральным законом от 8 декабря 2010 года № 348-ФЗ) при расчете размера утраченного заработка учитываются все виды выплат и иных вознаграждений (как по основному месту работы, так и по совместительству) в пользу застрахованного, выплаченных по трудовым договорам и гражданско-правовым договорам и включаемых в базу для начисления страховых взносов в соответствии со статьей 20.1 названного Закона. При этом объектом обложения страховыми взносами признаются выплаты и иные вознаграждения, выплачиваемые страхователями в пользу застрахованных в рамках трудовых отношений и гражданско-правовых договоров, если в соответствии с гражданско-правовым договором страхователь обязан уплачивать страховщику страховые взносы. Учитываются также пособия, выплаченные за период временной нетрудоспособности или отпуска по беременности и родам.

Согласно пункту 10 статьи 12 Федерального закона от 24 июля 1998 года № 125-ФЗ при назначении ежемесячной страховой выплаты суммы заработка, из которого исчисляется размер ежемесячной страховой выплаты, увеличиваются с учетом соответствующих коэффициентов, установленных для индексации размера ежемесячной страховой выплаты.

В связи с повышением стоимости жизни и изменениями в уровне оплаты труда суммы заработка, из которого исчисляется размер ежемесячной страховой выплаты, увеличиваются с учетом следующих коэффициентов:

за 1971 год и предшествующие периоды - 11,2; за 1972 год - 10,9; за 1973 год - 10,6; за 1974 год - 10,3; за 1975 год - 10,0; за 1976 год - 9,7; за 1977 год - 9,4; за 1978 год - 9,1; за 1979 год - 8,8; за 1980 год - 8,5; за 1981 год - 8,2; за 1982 год - 7,9; за 1983 год - 7,6; за 1984 год - 7,3; за 1985 год - 7,0; за 1986 год - 6,7; за 1987 год - 6,4; за 1988 год - 6,1; за 1989 год - 5,8; за 1990 год - 5,5; за 1991 год - 4,3.

Суммы заработка, из которого исчисляется размер ежемесячной страховой выплаты, дополнительно увеличиваются за период до 1 января  1991 года с учетом коэффициента 6, с 1 января 1991 года по 31 декабря      1991 года - с учетом коэффициента 3.

В связи с повышением стоимости жизни и изменениями в уровне оплаты труда при исчислении размера ежемесячной страховой выплаты суммы заработка, полученные за период с 1 января 1992 года по 31 января 1993 года, увеличиваются с учетом коэффициента 3.

Суммы заработка, из которого исчисляется размер ежемесячной страховой выплаты, полученные за период до 1 мая 2002 года, увеличиваются пропорционально повышению в централизованном порядке в период по          1 мая 2002 года включительно минимального размера оплаты труда.

В соответствии с пунктом 11 статьи 12 Федерального закона от 24 июля 1998 года № 125-ФЗ размер ежемесячной страховой выплаты подлежит увеличению в связи с инфляционными процессами. Коэффициент индексации и ее периодичность определяются Правительством Российской Федерации.      

Разрешая спор,  суды первой и апелляционной инстанций пришли к правильному выводу о том, что  у ответчика не было правовых оснований при подсчете среднемесячного заработка истца исключать из расчетного периода сентябрь, октябрь, ноябрь 2005 года, когда истец находился в ежегодном оплачиваемом отпуске, и заменять их на июль, август 2005 года - предшествующие полностью проработанные месяцы, а  также включать в расчетный период декабрь 2006 года, в котором было установлено истцу профессиональное заболевание.

Правильным  является также вывод о том, что Х. имеет право на получение ежемесячной страховой выплаты, исходя из заработка за последние двенадцать месяцев работы, предшествовавших прекращению работы, повлекшей профессиональное заболевание,  включающего в себя сумму заработка, отпускных и пособий по листкам временной нетрудоспособности, а также право на выбор наиболее выгодного варианта расчета ежемесячной страховой выплаты.

Разрешая вопрос об индексации среднего заработка  и размера ежемесячной страховой выплаты, суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что индексация размера ежемесячной страховой выплаты должна  быть произведена  с 01 января 2008 года на коэффициент 1,085, а коэффициент индексации 1,075, установленный в 2007 году, не подлежит применению.

Однако судом апелляционной инстанции не были  учтены  положения абзаца 1 пункта 10 статьи 12 Федерального закона от 24 июля 1998 года                     № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний», с изменениями, внесенными Федеральным законом от 09 декабря 2010 года № 350-ФЗ, согласно которым при назначении ежемесячной страховой выплаты суммы заработка, из которого исчисляется размер ежемесячной страховой выплаты, полученные за период до дня проведения индексации размеров ежемесячных страховых выплат в соответствии с пунктом 11 настоящей статьи, увеличиваются с учетом соответствующих коэффициентов, установленных для индексации размера ежемесячной страховой выплаты.

Статьей 2 Федерального закона от 09 декабря  2010 года № 350-ФЗ  установлено, что ежемесячные страховые выплаты, исчисленные и назначенные до дня вступления в силу названного закона без учета коэффициентов, установленных пунктом 10 статьи 12 Федерального закона от 24 июля  1998 года № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний»                    (в редакции настоящего Федерального закона), подлежат перерасчету с                   1 января 2011 года с учетом указанных коэффициентов.

С  01 января 2006 года коэффициент индексации размера ежемесячной страховой выплаты по обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний составил 1,085 (постановление Правительства Российской Федерации от        15 марта 2007 года № 163).

С 01 января 2007 года коэффициент индексации размера ежемесячной страховой выплаты по обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний составил 1,075 (постановление Правительства Российской Федерации от        15 марта 2007 года № 163).

Таким образом, заработок истца за декабрь 2005 года подлежал индексации с 01 января 2006 года на коэффициент 1,085, а с 01 января                2007 года – на коэффициент 1,075, а заработок истца за период с января 2006 года по ноябрь 2006 года подлежал индексации с 01 января 2007 года на коэффициент 1,075.

Поскольку страховая выплата истцу назначена с 22 марта 2007 года,  в силу статьи 2 Федерального закона от 09 декабря 2010 года № 350-ФЗ она подлежала перерасчету с учетом указанных коэффициентов с 01 января              2011 года.

Учитывая, что при рассмотрении дела  судом апелляционной инстанции допущено нарушение  норм материального права, апелляционное определение судебной коллегии было отменено, а дело  направлено на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

(постановление № 61 от 25 ноября 2013 года)    

 

5.  Вывод суда апелляционной инстанции об отсутствии оснований для взыскания штрафа с ответчика в пользу истца в связи с несоблюдением в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя о возврате уплаченной за товар суммы признан правильным.                                                

 

С. обратилась в суд с исковым заявлением к  индивидуальному предпринимателю Е., в котором просила взыскать стоимость приобретенного товара, неустойку, компенсацию морального вреда.

Решением мирового судьи исковые требования С. удовлетворены частично.

Дополнительным решением мирового судьи с предпринимателя Е. в пользу С. взысканы судебные издержки за составление искового заявления.

С. обязана вернуть индивидуальному предпринимателю женскую куртку из натуральной кожи.

Апелляционным определением районного суда решение мирового судьи изменено, С. отказано в удовлетворении требования о взыскании штрафа. В остальной части указанное решение оставлено без изменения.

Проверив материалы дела, изучив доводы кассационной жалобы С., президиум Оренбургского областного суда пришел к следующему.

Судами нижестоящих инстанций установлено, что 26 ноября 2012 года С. приобрела в магазине ответчика женскую куртку.

16 января 2013 года она обнаружила дефект: над карманом по шву разошлась кожа, а вывернув куртку наизнанку, увидела, что нарушена целостность ткани подкладки, ткань подкладки рукава расползлась по месту шва.

18 января 2013 года С. обратилась в магазин ответчика с претензией, в которой просила произвести ремонт куртки и уменьшить ее стоимость, указав, что по шву над карманом разошлась кожа.

28 января 2013 года С. при встрече с ответчиком отказалась от ремонта куртки в связи с тем, что не согласилась с доводами продавца о причине возникновения дефекта, выразила намерение на проведение экспертизы, от проведения которой  3 февраля  2013 года отказалась.

На основании заключения эксперта суд установил, что разрыв кожи в области кармана и повреждения лицевой поверхности кожи образовались в процессе эксплуатации изделия и являются эксплуатационными. На подкладе правого рукава обнаружены два разрыва саржи размером 76 мм и 22 мм. Разрыв подкладочной ткани образовался из-за осыпания необработанных краев деталей и небольшого захвата ткани в шов. Данные разрывы образовались в результате нарушения технологии пошива и сборки деталей кожи и являются производственными дефектами.

Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования в части возврата уплаченной по договору купли-продажи стоимости куртки, мировой судья, руководствуясь нормами Гражданского кодекса Российской Федерации и Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей», оценив представленные доказательства, пришёл к выводу, что проданная куртка не соответствовала потребительским свойствам по качеству, поскольку имела скрытые дефекты изготовления.

Отказывая в удовлетворении исковых требований в части взыскания с ответчика неустойки, мировой судья исходил из того, что, несмотря на отказ ответчика в добровольном порядке удовлетворить требования истца о ремонте товара и уменьшении его стоимости, оснований для взыскания неустойки нет, так как истец добровольно 28 января 2013 года отказалась предоставить товар для ремонта, согласилась на проведение экспертизы.

Согласно статье 151 Гражданского кодекса Российской Федерации и        статье 15 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» мировой судья, учитывая степень нравственных и физических страданий истца, принцип разумности и справедливости, пришел к выводу о взыскании компенсации морального вреда.

Также с ответчика в пользу истца взысканы судебные расходы и госпошлина в доход государства.

С решением мирового судьи в указанных частях суд апелляционной инстанции согласился.

Отменяя решение мирового судьи в части взыскания штрафа, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что возврат уплаченной за товар суммы индивидуальным предпринимателем Е. не был произведен, так как до обращения в суд С. не предъявляла ответчику требования о возврате уплаченной за товар суммы.

В соответствии с частью 2 статьи 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дела в кассационном порядке суд проверяет правильность применения и толкования норм материального права и норм процессуального права судами, рассматривавшими дело, в пределах доводов кассационных жалоб, представления. В интересах законности суд кассационной инстанции вправе выйти за пределы доводов кассационных жалобы, представления. При этом суд кассационной инстанции не вправе проверять законность судебных постановлений в той части, в которой они не обжалуются, а также законность судебных постановлений, которые не обжалуются.

В кассационной жалобе С. просит отменить апелляционное определение районного суда в части отказа в удовлетворении требований о взыскании штрафа, указывая, что судом апелляционной инстанции неверно применен пункт 6 статьи 13 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей».

            Президиум Оренбургского областного суда посчитал, что эти доводы кассационной жалобы не могут повлечь отмену обжалуемого судебного постановления в кассационном порядке по следующим основаниям.

Согласно пункту 6 статьи 13 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятидесяти процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в пункте                       46 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от         28 июня 2012 года № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», при удовлетворении судом требований потребителя в связи с нарушением его прав, установленных законом о защите прав потребителей, которые не были удовлетворены в добровольном порядке изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером), суд взыскивает с ответчика в пользу потребителя штраф независимо от того, заявлялось ли такое требование суду (пункт 6 статьи 13 Закона).

            В обоснование иска С. ссылалась на то, что в добровольном порядке ответчик ее требования по возврату денежной суммы не исполнил, в связи с чем она была вынуждена обратиться в суд. 

Данные доводы заявителя, а также доводы представителя истца в судебном заседании о том, что С. устно заявляла о расторжении договора, материалами дела не подтверждаются. Ответчик данное обстоятельство в ходе рассмотрения дела отрицал.

Таким образом, вывод суда апелляционной инстанции об отсутствии оснований для взыскания штрафа с ответчика в пользу истца в связи с несоблюдением в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя о возврате уплаченной за товар суммы является правильным, поскольку соответствует требованиям закона и обстоятельствам дела.

При таких обстоятельствах оснований для удовлетворения жалобы и отмены апелляционного определения районного суда в обжалуемой части президиум Оренбургского областного суда не установил.

 (постановление № 63 от 09 декабря 2013 года)

 

6. Неправильное применение судом апелляционной инстанции норм трудового законодательства, регулирующего порядок определения среднего заработка, явилось основанием для отмены в части апелляционного определения.

 

К. обратился в суд с иском к ГБУЗ «Домбаровский противотуберкулёзный диспансер» о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда, ссылаясь на то, что он работал в должности участкового фтизиатра, был уволен с работы по пункту 5 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации - за неоднократное неисполнение без уважительных причин трудовых обязанностей.

Истец просил  признать незаконными приказы о привлечении его к дисциплинарной ответственности, восстановить его в должности врача – фтизиатра ГБУЗ «Домбаровский противотуберкулёзный диспансер», взыскать с ответчика в его пользу заработную плату за время вынужденного прогула и  компенсацию морального вреда.

Решением районного суда исковые требования К. удовлетворены частично. Признаны незаконными и отменены приказы «О наказании». С ГБУЗ «Домбаровский противотуберкулёзный диспансер» в пользу К. взыскана компенсация морального вреда.  В остальной части исковые требования К. оставлены без удовлетворения.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Оренбургского областного суда решение районного суда в части отказа в удовлетворении требований К. о восстановлении на работе и взыскании заработка за время вынужденного прогула отменено и в этой части вынесено новое решение, которым данные исковые требования К. удовлетворены.

К. восстановлен на работе в должности врача – фтизиатра ГБУЗ «Домбаровский противотуберкулёзный диспансер», с ГБУЗ «Орский противотуберкулёзный диспансер» в пользу К. взыскан средний заработок за время вынужденного прогула.

Решение суда в части размера компенсации морального вреда изменено, сумма компенсации морального вреда увеличена.

В остальной части решение районного суда оставлено без изменения.

Проверив материалы дела, изучив доводы кассационной жалобы, президиум Оренбургского областного суда пришел к следующему.

В соответствии с частью 2 статьи 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дела в кассационном порядке суд проверяет правильность применения и толкования норм материального права и норм процессуального права судами, рассматривавшими дело, в пределах доводов кассационных жалоб, представления.

В кассационной жалобе К. приводит доводы о несогласии с апелляционным определением в части взыскания среднего заработка за время вынужденного прогула и выражает несогласие с размером взысканной судом апелляционной инстанции в его пользу компенсации морального вреда.

Оспариваемое заявителем апелляционное определение в части взыскания в его пользу компенсации морального вреда является законным и обоснованным, постановленным в соответствии с нормами процессуального и материального права, регламентирующими спорные правоотношения.

Вместе с тем в кассационной жалобе заявитель также указывал то, что судом неправильно был исчислен размер задолженности, подлежащей взысканию с работодателя за время вынужденного прогула, так как суд произвел расчет на основании сокращенной справки, представленной ответчиком, и не в соответствии с Положением об особенностях порядка исчисления средней заработной платы, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 24 декабря 2007 года № 922.

Данные доводы заслуживают внимания.

В соответствии со статьей 139 Трудового кодекса Российской Федерации для всех случаев определения размера средней заработной платы (среднего заработка), предусмотренных настоящим Кодексом, устанавливается единый порядок ее исчисления. Для расчета средней заработной платы учитываются все предусмотренные системой оплаты труда виды выплат, применяемые у соответствующего работодателя независимо от источников этих выплат. При любом режиме работы расчет средней заработной платы работника производится исходя из фактически начисленной ему заработной платы и фактически отработанного им времени за 12 календарных месяцев, предшествующих периоду, в течение которого за работником сохраняется средняя заработная плата. Особенности порядка исчисления средней заработной платы, установленного настоящей статьей, определяются Правительством Российской Федерации с учетом мнения Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений.

Пунктом 9 Положения об особенностях порядка исчисления средней заработной платы, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от  24 декабря 2007 года  № 922 (ред. от 11 ноября 2009 года) (далее - Положение), предусмотрено, что при определении среднего заработка используется средний дневной заработок в следующих случаях: 1) для оплаты отпусков и выплаты компенсаций за неиспользованные отпуска; 2) для других случаев, предусмотренных Трудовым кодексом Российской Федерации, кроме случая определения среднего заработка работников, которым установлен суммированный учет рабочего времени.

Средний заработок работника определяется путем умножения среднего дневного заработка на количество дней (календарных, рабочих) в периоде, подлежащем оплате.

Этим же пунктом предусмотрено, что средний дневной заработок, кроме случаев определения среднего заработка для оплаты отпусков и выплаты компенсаций за неиспользованные отпуска, исчисляется путем деления суммы заработной платы, фактически начисленной за отработанные дни в расчетном периоде, включая премии и вознаграждения, учитываемые в соответствии с пунктом 15 настоящего Положения, на количество фактически отработанных в этот период дней.

В соответствии с п. п. 5 - 9 Положения об особенностях порядка исчисления средней заработной платы при исчислении среднего заработка из расчетного периода исключается время, а также начисленные за это время суммы, если:

а) за работником сохранялся средний заработок в соответствии с законодательством Российской Федерации, за исключением перерывов для кормления ребенка, предусмотренных трудовым законодательством Российской Федерации;

б) работник получал пособие по временной нетрудоспособности или пособие по беременности и родам;

в) работник не работал в связи с простоем по вине работодателя или по причинам, не зависящим от работодателя и работника;

г) работник не участвовал в забастовке, но в связи с этой забастовкой не имел возможности выполнять свою работу;

д) работнику предоставлялись дополнительные оплачиваемые выходные дни для ухода за детьми-инвалидами и инвалидами с детства;

е) работник в других случаях освобождался от работы с полным или частичным сохранением заработной платы или без оплаты в соответствии с законодательством Российской Федерации (п. 5).

В случае если работник не имел фактически начисленной заработной платы или фактически отработанных дней за расчетный период или за период, превышающий расчетный период, либо этот период состоял из времени, исключаемого из расчетного периода в соответствии с пунктом 5 настоящего Положения, средний заработок определяется исходя из суммы заработной платы, фактически начисленной за предшествующий период, равный расчетному (п. 6).

Из апелляционного определения следует, что судебная коллегия для расчета среднемесячного заработка за время вынужденного прогула взяла справку о заработке К. за период с октября 2011 года по август 2012 года, а затем разделила фактически полученную заработную плату истца на среднемесячное число календарных дней - 29,4  и  на фактически отработанные 10 месяцев. Однако в силу вышеназванной статьи 139 Трудового кодекса Российской Федерации и Положения об особенностях порядка исчисления средней заработной платы такое определение среднего заработка применяется для оплаты отпусков, исчисляемых в календарных днях. Следовательно, апелляционное определение в этой части нельзя признать законным.

Поскольку судом апелляционной инстанции были существенно нарушены нормы материального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов ответчика, апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Оренбургского областного суда в указанной части было отменено, дело направлено на новое апелляционное рассмотрение.

(постановление № 62 от 09 декабря 2013 года)

 

7. Неправильное применение судами нижестоящих инстанций норм материального права, регулирующих условия и порядок осуществления обязательного государственного страхования жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, послужило поводом для отмены судебных постановлений в кассационном порядке.

 

А. обратился в суд с иском к ОАО «Росгосстрах» о взыскании страхового возмещения, указав в его обоснование, что проходил службу в должности заместителя начальника отдела ГИБДД УВД по муниципальному образованию «Город Орск» – начальника отделения технического надзора. Приказом УМВД России по Оренбургской области от 11 октября 2011 года он был уволен со службы на основании пункта «з» статьи 58 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации.

20 июля 2012 года ему впервые установлена 2 группа инвалидности вследствие заболевания, полученного в период прохождения военной службы.

Для получения страхового возмещения он представил все необходимые документы в УМВД России по г. Орску, которое направило их в                        ОАО «Росгосстрах». 12 октября 2012 года страховая компания выплатила ему страховое возмещение не в полном размере. Согласно статье 5 Федерального закона от 28 марта 1998 года № 52-ФЗ страховая сумма, выплачиваемая в размерах, установленных на день выплаты страховой суммы, в случае установления застрахованному лицу инвалидности до истечения одного года после увольнения со службы вследствие заболевания, полученного в период прохождения службы, установлена инвалиду 2 группы в размере         1 000 000 рублей, следовательно, ему недоплачено страховое возмещение. Истец просил суд взыскать с ОАО «Росгосстрах» недополученную страховую выплату, судебные расходы по оплате юридических услуг по составлению искового заявления.

В ходе рассмотрения дела истец увеличил исковые требования, наряду с ранее заявленными требованиями просил взыскать штраф за просрочку выплаты страхового возмещения.

Решением районного суда исковые требования А. удовлетворены частично. Взысканы с ОАО «Росгосстрах» в пользу А. недоплаченное страховое возмещение и судебные расходы. В удовлетворении остальной части исковых требований А. отказано. Взыскана с ОАО «Росгосстрах» в доход бюджета муниципального образования «Город Орск» государственная пошлина.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Оренбургского областного суда решение районного суда отменено в части взыскания с ОАО «Росгосстрах» в пользу А. страхового возмещения и судебных расходов, а также в части взыскания с ОАО «Росгосстрах» в доход бюджета муниципального образования «Город Орск» государственной пошлины, вынесено в этой части новое решение, которым в удовлетворении исковых требований А. отказано. В остальной части это же решение суда оставлено без изменения.

Изучив доводы кассационной жалобы, проверив материалы дела, президиум Оренбургского областного суда пришел к следующему.

Условия и порядок осуществления обязательного государственного страхования жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы определены Федеральным законом от 28 марта    1998 года № 52-ФЗ «Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы».

В соответствии с абзацем 3 части 1 статьи 4 вышеназванного Федерального закона страховым случаем при осуществлении обязательного государственного страхования является установление застрахованному лицу инвалидности в период прохождения военной службы, службы, военных сборов либо до истечения одного года после увольнения с военной службы, со службы, после отчисления с военных сборов или окончания военных сборов вследствие увечья (ранения, травмы, контузии) или заболевания, полученных в период прохождения военной службы, службы, военных сборов.

Положения пунктов 1 и 2 статьи 5 Федерального закона от 28 марта 1998 года № 52-ФЗ (в редакции Федерального закона от 11 июня 2008 года № 86-ФЗ), действовавшие до 1 января 2012 года, предусматривали, что размер страховых сумм, выплачиваемых при наступлении страховых случаев, определялся исходя из группы инвалидности и месячного оклада в соответствии с занимаемой воинской должностью (штатной должностью) и месячного оклада в соответствии с присвоенным воинским званием (специальным званием), составляющих оклад месячного денежного содержания.

Федеральным законом от 8 ноября 2011 года № 309-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат» и Федерального закона «О социальных гарантиях сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» были внесены изменения в статью 5 Федерального закона от 28 марта 1998 года № 52-ФЗ, которые вступили в силу с 1 января 2012 года. Согласно этим изменениям размеры страховых сумм, выплачиваемых при наступлении страховых случаев, установлены в фиксированном размере в зависимости от группы инвалидности, а именно: при установлении застрахованному лицу 2 группы инвалидности ему выплачивается страховая выплата в сумме 1 000 000 рублей.

В силу пункта 1 статьи 4 Гражданского кодекса Российской Федерации акты гражданского законодательства не имеют обратной силы и применяются к отношениям, возникшим после введения их в действие. Действие закона распространяется на отношения, возникшие до введения его в действие, только в случаях, когда это прямо предусмотрено законом.

Из содержания приведенных норм следует, что положения статьи 5 в редакции Федерального закона от 8 ноября 2011 года № 309-ФЗ, устанавливающие фиксированные страховые выплаты, распространяются на страховые случаи, наступившие с 1 января 2012 года.

Из материалов дела следует, что А. проходил службу в должности заместителя начальника отдела ГИБДД УВД по муниципальному образованию «Город Орск» – начальника отделения технического надзора.

Приказом УМВД России по Оренбургской области от 11 октября 2011 года № 170л/с А. был уволен из органов внутренних дел по пункту «з» статьи 58 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации (по ограниченному состоянию здоровья).

20 июля 2012 года А. установлена 2 группа инвалидности вследствие заболевания, которое получено в период прохождения военной службы, на срок до 1 августа 2013 года.

12 октября 2012 года ОАО «Росгосстрах» произвело А. выплату в размере, соответствующем 50 размерам окладов денежного содержания. 

28 февраля 2011 года между МВД Российской Федерации и  ОАО  «Росгосстрах» заключен Государственный контракт № 31/23ГК, предметом которого является страхование в 2011 году жизни и здоровья военнослужащих внутренних войск МВД России, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, содержащихся за счет средств федерального бюджета, начиная с 1 января 2011 года.

В соответствии с пунктом 3.1.2 контракта страховым случаем при осуществлении обязательного государственного страхования является в том числе установление застрахованному лицу инвалидности в период прохождения военной службы, службы, военных сборов либо до истечения одного года после увольнения с военной службы, со службы, после отчисления с военных сборов или окончания военных сборов вследствие увечья (ранения, травмы, контузии) или заболевания, полученных в период прохождения военной службы, службы, военных сборов.

Осуществление страховых выплат уволенным лицам при наступлении страховых случаев в течение года после увольнения производится страховщиком, у которого эти лица были застрахованы на момент увольнения (пункт 3.1.5 контракта).

Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что страховой случай у А. наступил после 1 января 2012 года, а поэтому размер страховой выплаты должен определяться в соответствии с положениями абзаца 3 пункта 2 статьи 5 Федерального закона от 28 марта 1998 года № 52-ФЗ в редакции Федерального закона от 8 ноября  2011 года № 309-ФЗ, введенной в действие с 1 января 2012 года.

Принимая во внимание ранее выплаченную ответчиком в пользу истца страховую сумму, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что с ОАО «Росгосстрах» подлежит взысканию в пользу истца недоплаченная страховая сумма.

Отказывая в удовлетворении требований истца в части взыскания с ОАО «Росгосстрах» штрафа в размере 1 % от недоплаченной страховой суммы за каждый день просрочки за период с 12 октября 2012 года по 22 января 2013 года, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что имеет место спор о праве на страховую выплату, а штраф (неустойка, пеня) может быть взыскан со страховой компании только с момента неисполнения вступившего в законную силу решения суда о взыскании страхового возмещения.

Отменяя решение суда первой инстанции и отказывая истцу в удовлетворении требований о взыскании недоплаченного страхового возмещения, суд апелляционной инстанции исходил из того, что действие Государственного контракта № 31/23ГК от 28 февраля 2011 года началось до внесения в статью 5 Федерального закона от 28 марта 1998 года № 52-ФЗ вышеуказанных изменений, поэтому право на получение названной страховой выплаты в фиксированном размере в соответствии со статьей 5 в редакции Федерального закона от 8 ноября 2011 года № 309-ФЗ, действующей с 1 января 2012 года, у истца не возникло.

Между тем указанный вывод суда апелляционной инстанции не соответствует закону, поскольку в силу пункта 1 статьи 4 Гражданского кодекса Российской Федерации положения статьи 5 Федерального закона от 28 марта 1998 года № 52-ФЗ в редакции Федерального закона от 8 ноября 2011 года № 309-ФЗ, устанавливающие фиксированные страховые выплаты, применяются к отношениям, возникшим после введения в действие названного закона, и распространяются на страховые случаи, наступившие с 1 января 2012 года.

Поэтому апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Оренбургского областного суда президиум Оренбургского областного отменил, а решение районного суда в части взыскания с ОАО «Росгосстрах» в пользу истца недоплаченной страховой суммы, судебных расходов и взыскания с ОАО «Росгосстрах» в доход бюджета муниципального образования «Город Орск» государственной пошлины оставил без изменения.

В соответствии с пунктом 4 статьи 11 Федерального закона от 28 марта 1998 года № 52-ФЗ выплата страховых сумм производится страховщиком в            15-дневный срок со дня получения документов, необходимых для принятия решения об указанной выплате. В случае необоснованной задержки страховщиком выплаты страховых сумм страховщик из собственных средств выплачивает застрахованному лицу (выгодоприобретателю) штраф в размере     1 % страховой суммы за каждый день просрочки.

В соответствии с пунктом 8.6 Государственного контракта № 31/23ГК от 28 февраля 2011 года срок осуществления страховой выплаты не более 15 дней со дня предоставления страховщику всех необходимых документов.

Согласно пункту 8.7 контракта в случае необоснованной задержки страховщиком выплаты страховых сумм страховщик из собственных средств выплачивает застрахованному лицу (выгодоприобретателю) штраф в размере 1 % страховой суммы за каждый день просрочки. 

Как следует из материалов дела, страховая компания все необходимые для выплаты документы, направленные истцом через УМВД России по г. Орску, получила 7 сентября 2012 года, однако выплату в полном объеме в установленный законом срок не произвела. 

При таких обстоятельствах выводы судов первой и апелляционной инстанций об отсутствии оснований для удовлетворения требований истца о взыскании с ОАО «Росгосстрах» штрафа не соответствуют закону.

Принимая во внимание, что для исправления допущенных судами первой и апелляционной инстанций ошибок в применении норм материального права не требуется установления новых обстоятельств дела, президиум принял новое судебное постановление, не передавая дело на новое рассмотрение, которым взыскал с ответчика в пользу истца штраф.

(постановление № 64 от 16 декабря 2013 года)

 

Вопросы применения норм процессуального права

 

1. Выводы мирового судьи об отказе в принятии заявления ИФНС России по Ленинскому району г. Оренбурга по тем основаниям, что взыскателем не представлены документы, подтверждающие заявленное требование, а также что из заявления и представленных документов усматривается наличие спора о праве, признаны незаконными.

 

ИФНС России по Ленинскому району г. Оренбурга обратилась к мировому судье с заявлением о выдаче судебного приказа, ссылаясь на то, что должник Б. в соответствии с Налоговым кодексом Российской Федерации является плательщиком транспортного налога, земельного налога и налога на имущество физических лиц, которые своевременно им не были уплачены. На сумму неуплаченных налогов в соответствии со статьей 75 Налогового кодекса Российской Федерации начисляется пеня за каждый календарный день просрочки исполнения обязанности по уплате налога. В соответствии со статьями 69 и 70 Налогового кодекса Российской Федерации Б. направлено требование об уплате налогов и пени, которое в добровольном порядке должником не исполнено.

ИФНС России по Ленинскому району г. Оренбурга просила выдать судебный приказ о взыскании с должника Б. задолженности за                    2010 - 2011 годы по налогу на транспорт и пени, задолженности по налогу на имущество и пени.

Определением мирового судьи в принятии вышеназванного заявления о выдаче судебного приказа отказано.

Определением районного суда определение мирового судьи оставлено без изменения.

Проверив материал, изучив доводы кассационной жалобы, президиум Оренбургского областного суда пришел к следующему.

В соответствии со статьей 122 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судебный приказ выдается, если  заявлено требование о взыскании с граждан недоимок по налогам, сборам и другим обязательным платежам.

В силу пункта 5 части 2 статьи 124 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в заявлении о вынесении судебного приказа должны быть указаны доказательства, подтверждающие обоснованность требования взыскателя.

Согласно пунктам 3 и 4 части 1 статьи 125 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судья отказывает в принятии заявления о вынесении судебного приказа в случае, если не представлены документы, подтверждающие заявленное требование; из заявления и представленных документов усматривается наличие спора о праве.

Мировой судья отказал в принятии заявления ИФНС России по Ленинскому району г. Оренбурга по тем основаниям, что взыскателем не представлены документы, подтверждающие заявленное требование, а именно документы, подтверждающие право собственности на объекты налогообложения, и расчет взыскиваемых недоимок по налогам и пени, а также из заявления и представленных документов усматривается наличие спора о праве.

Суд апелляционной инстанции, оставляя определение мирового судьи без изменения, согласился с данным выводом мирового судьи.

Данные выводы сделаны на основании неправильного применения норм материального и процессуального права.

Как следует из представленного материала, ИФНС России по Ленинскому району г. Оренбурга, обращаясь к мировому судье с заявлением о выдаче судебного приказа о взыскании с Б. недоимки по транспортному налогу, налогу на имущество физических лиц и пени, в подтверждение заявленных требований представила следующие документы: требование об уплате налога, пени, штрафа, налоговое уведомление и реестры заказных писем об их отправке должнику.  

Расчет требуемых сумм недоимок и пени приведен в налоговом уведомлении, приложенном к заявлению.

Что касается документов, подтверждающих право собственности на объекты налогообложения, то мировым судьей не было учтено, что в соответствии с пунктом 4 статьи 85 Налогового кодекса Российской Федерации органы, осуществляющие кадастровый учет, ведение государственного кадастра недвижимости и государственную регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним, органы, осуществляющие регистрацию транспортных средств, обязаны сообщать сведения о расположенном на подведомственной им территории недвижимом имуществе, о транспортных средствах, зарегистрированных в этих органах (правах и сделках, зарегистрированных в этих органах), и об их владельцах в налоговые органы по месту своего нахождения в течение 10 дней со дня соответствующей регистрации, а также ежегодно до 1 марта представлять указанные сведения по состоянию на 1 января текущего года.

В силу пункта 11 статьи 85 Налогового кодекса Российской Федерации органы, указанные в пункте 4 настоящей статьи Кодекса, представляют соответствующие сведения в налоговые органы в электронном виде.

На основании указанных сведений налоговый орган направил налогоплательщику налоговое уведомление, в котором содержатся все необходимые данные относительно  объекта налогообложения.

Таким образом, ИФНС России по Ленинскому району г. Оренбурга представила все необходимые документы, подтверждающие заявленное требование.

Отказывая в принятии заявления налогового органа со ссылкой на наличие спора о праве, мировой судья не указал, какой конкретно спор о праве имеется в данном случае, и не учел, что Федеральным законом от         29 ноября 2010 года №324-ФЗ в статью 48 Налогового кодекса Российской Федерации внесены изменения, которыми установлен порядок обращения налогового органа в суд.

Согласно пункту 3 статьи 48 Налогового кодекса Российской Федерации рассмотрение дел о взыскании налога, сбора, пеней, штрафов за счет имущества физического лица производится в соответствии с гражданским процессуальным законодательством Российской Федерации.

 Требование о взыскании налога, сбора, пеней, штрафов за счет имущества физического лица может быть предъявлено налоговым органом (таможенным органом) в порядке искового производства не позднее шести месяцев со дня вынесения судом определения об отмене судебного приказа.

Согласно действующему гражданскому процессуальному законодательству приказное производство является упрощенной формой судопроизводства в отличие от искового производства.

Требования о взыскании налога, сбора, пеней, штрафов за счет имущества физического лица зачастую носят бесспорный характер.

 Таким образом, пункт 3 статьи 48 Налогового кодекса Российской Федерации устанавливает, в том числе и для повышения эффективности и ускорения судопроизводства, специальный порядок обращения в суд налогового органа, согласно которому требование о взыскании налога, сбора, пеней, штрафов за счет имущества физического лица предъявляется налоговым органом в порядке приказного производства. В порядке искового производства такие требования могут быть предъявлены налоговым органом только со дня вынесения судом определения об отмене судебного приказа и не позднее шести месяцев от этой даты.

Сведений о том, что по возникшему спору был вынесен и впоследствии отменен судебный приказ, в материале не имеется.

Из представленного материала также не следует, что на момент подачи заявления налоговым органом должник был не согласен с предъявленными требованиями.

При таких обстоятельствах президиум Оренбургского областного суда обжалуемые судебные постановления отменил, а заявление ИФНС России по Ленинскому району г. Оренбурга о вынесении судебного приказа  направил мировому судье для рассмотрения по существу.

 (постановление № 44г-57 от  09 декабря 2013 года)

 

Скачать файл: