460000, г.Оренбург, ул. Карагандинская, 28 / Хакимова, 91
8 (3532) 48-28-34
Адвокатская палата Оренбургской области создана на учредительной конференции адвокатов Оренбургской области 23 ноября 2002 года.


Президенту Федеральной палаты адвокатов РФ

Пилипенко Юрию Сергеевичу

 

      21 марта 2016 года  и.о. руководителя  управления Следственного Комитета Российской Федерации по Оренбургской области Ухановым А.Ю. вынесено постановление о возбуждении уголовного дела в отношении  адвоката, члена Адвокатской палаты Оренбургской области Хузиахметова Дениса Мингалеевича, который также является председателем Ассоциации адвокатов «Первая коллегия адвокатов», обвиняемого в совершении преступления предусмотренного ч.4 ст.159 УК РФ.

       22 марта 2016 года постановлением Ленинского районного суда г. Оренбурга Хузиахметову Д.М. вынесено постановление об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу с содержанием в СИЗО – 1 г. Оренбурга.

      20 мая 2016 года заместителем руководителя следственного отдела Следственного Комитета Российской Федерации по Оренбургской области Федоровой Е.А. вынесено постановление о производстве обыска в помещении  расположенном на втором этаже по адресу: г. Оренбург, ул. Кирова, д.25/ул.Орджоникидзе,12, занимаемое  адвокатами ассоциации адвокатов «Первая коллегия адвокатов» Спицыным Д.Ю. и Пивоваровым А.И., с целью обнаружения и изъятия следов и предметов преступления, в том числе документов и технических носителей, принадлежащих обвиняемому Хузиахметову Д.М.  и содержащих сведения, представляющие интерес для следствия в силу своего доказательственного значения.

      Постановлением  Ленинского районного суда г. Оренбурга от 29 марта 2016 года разрешено производство обыска в жилище Хузиахметова Дениса Мингалеевича.

      Постановлением  Ленинского районного суда г. Оренбурга от 17 мая 2016 года разрешено производство выемки предметов и документов, содержащих государственную и иную охраняемую федеральным законом тайну в помещении Адвокатской палаты Оренбургской области расположенном по адресу: г. Оренбург, ул. Володарского,19, второй этаж, у председателя адвокатской палаты Оренбургской области Бодашко Валерия Петровича, с целью обнаружения и изъятия документальных производств по жалобам, дисциплинарных производств, служебных проверок в отношении Хузиахметова Д.М.

        В соответствии со ст.8 Федерального Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», проведение оперативно – розыскных мероприятий и следственных действий в отношении адвоката (в том числе – в жилых и служебных помещениях, используемых им для осуществления адвокатской деятельности) допускается только на основании судебного решения.

       Полученные в ходе оперативно – розыскных мероприятий или следственных действий (в том числе – после приостановления или прекращения статуса адвоката) сведения, предметы и документы могут быть использованы в качестве доказательств обвинения только в тех случаях,  когда  они не входят в производство адвоката по делам его доверителей. Указанные ограничения не распространяются на орудия преступления, а также на предметы, которые запрещены к обращению или оборот которых ограничен в соответствии с законодательством РФ.

        Несмотря на прямое и императивное требование ст.8 Федерального Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», статьи 29 и 182 УПК РФ в части, касающейся определения оснований и порядка производства следственных действий, в том числе обыска, в отношении отдельных категорий лиц, включая адвокатов, не содержат указания на обязательность судебного решения в качестве условия производства обыска в служебных помещениях, используемых для адвокатской деятельности. Они закрепляют прямое требование о получении судебного решения только для производства обыска в жилище.

        Однако, как указал Конституционный суд РФ в определении от 21.10.2008 года №673-0-0, данное обстоятельство не может рассматриваться как исключающее обязательность соответствующего судебного решения, в случаях, предусмотренных п.3 ст.8 Федерального Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».

        В результате Конституционный суд РФ пришел к выводу о том, что в случае необходимости проведения следственных действий в служебном помещении, занимаемом адвокатом, соответствующие положения УПК РФ применяются исключительно во взаимосвязи с требованиями ст. 8 Федерального Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».

       Это объясняется тем, что поскольку адвокатская тайна подлежит обеспечению и защите не только в связи с производством по уголовному делу, но и в связи с реализацией своих полномочий адвокатом, участвующим в качестве представителя в конституционном, гражданском и административном производстве, а также оказывающим гражданам и юридическим лицам консультативную помощь, федеральный законодатель, реализуя свои дискреционные полномочия, вытекающие из Конституции РФ, был вправе осуществить соответствующее  регулирование не в отраслевом законодательстве, а в специальном законе, каковым является Федеральный Закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».

         Данным Федеральным Законом определяется понятие адвокатской тайны и устанавливаются гарантии её сохранения, в частности в виде превентивного судебного контроля: в силу п.3 ст.8 Закона, проведение следственных действий, включая производство всех видов обыска, в отношении адвоката (в том числе – в жилых и служебных помещениях, используемых им для осуществления адвокатской деятельности) допускается только по судебному решению, отвечающему, как следует из ч.4 ст7 УПК РФ, требованиям законности, обоснованности и мотивированности: в нем должны быть указаны конкретный объект обыска и данные, служащие основанием для его проведения, с тем, чтобы обыск не проводил к получению информации о тех клиентах, которые не имеют непосредственного отношения к уголовному делу.

           В ходе обыска у адвоката могут изъять только конкретные объекты поиска, определенные материалы адвокатского производства (Постановление Конституционного суд РФ от 17 декабря 2015г. №33-П «По делу о проверке конституционности пункта 7 части второй статьи 29, части четвертой статьи 165 и части первой статьи 182 УПК РФ в связи с жалобой граждан А.В.Баляна, М.С.Дзюбы и других), касающиеся  возбужденного уголовного дела в отношении адвоката.

         При таких обстоятельствах, санкционированный судом доступ к сведениям, которые помимо интересующей следствие информации, могут содержать сведения об адвокатской деятельности Д.М.Хузиахметова в отношении других лиц, с одной стороны, грубо нарушает предусмотренные федеральным законом гарантии независимости адвоката (ст.18 Федерального Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ») и не может быть истолкован иначе, как вмешательство в адвокатскую деятельность, осуществляемую в соответствии с законодательством, и препятствовать этой деятельности; а с другой стороны, произвольно, в отсутствие правовых и фактических оснований, ограничивает конституционно –охраняемые права граждан, обратившихся к адвокату Д.М.Хузиахметову за юридической помощью и не имеющих ни прямого, ни косвенного отношения к спорной правоприменительной ситуации. При производстве же обыска в помещении Ассоциации адвокатов «Первой коллегии адвокатов» следователем СУ СК РФ по Оренбургской области были изъяты производства адвоката Хузиахметова Д.М. по иным клиентам и никак не касающихся расследуемого уголовного дела в отношении последнего.

Адвокатская палата Оренбургской области в лице президента Бодашко В.П. отреагировала на незаконные действия следователя СУ СК РФ по Оренбургской области, а также суда по производству обыска и выемки документов как из помещения коллегии адвокатов, так и в помещении АПОО.

         Полагаю необходимым поставить Федеральную палату адвокатов РФ в известность о вышеприведенных противоправных действиях правоохранительных органов и, по сути: незаконное вмешательство в деятельность адвокатов, а именно: нарушения главного принципа деятельности адвокатов – адвокатской тайны.

О дополнительной информации Вы также будете извещены.

 

С уважением,

Президент Адвокатской палаты

Оренбургской области                                                                В.П. Бодашко